Банковские новости: подписание спикером ВРУ закона 1558-1, проблемы с платежеспособностью «Укринбанка», возможность прекратить на законодательном уровне практику перерегистрации залогового жилья по ипотечным оговоркам.

Это очередная передача из цикла радио-программ, посвященным финансовой грамотности. Каждый вторник в 16:00 на радиостанции «Одесса-мама» 106,0FM слушайте полезные советы.

Традиционные предновогодние встречи, дамы и господа, на волне радиостанция Одесса-мама. В нашей уютной студии сегодня Андрей Степаненко — директор консалтинговой компании Grand-Insur. Мы говорим, как всегда, о наших кошельках. О наших, как хотелось бы думать, туго набитых кошельках. О нашем благосостоянии. Ну, и конечно о нашем финансовом здоровье. Добрый день, Андрей.

Добрый день, Гриша.

С чем сегодня пожаловали?

Да, наверное, с новостями. Много новостей перед самым Новым Годом у нас оказалось. Предлагаю сегодня всё обсудить.

Мы с удовольствием узнаем о тех новостях, которые мы возможно и пропустили. И конечно узнаем Ваше мнение по поводу того.

На самом деле новости будут достаточно знаковые. Во-первых, у нас спикер Парламента подписал наконец-то закон 1558-1. Закон, который народ Украины знает, как закон о реструктуризации валютных кредитов. Его, напомню, Верховная Рада проголосовала ещё 2 июля. И вот практически полгода решался вопрос, когда же наконец-то закон будет подписан и передан Президенту на подпись. Но довольно долго шли дебаты в отношении того, какие последствия этот закон может вызвать для финансовой системы. Наконец-то вот он подписан.

Мы прямо сейчас можем обсуждать этот вопрос? Я вам могу задать вопрос?

Безусловно.

Я хочу себе напомнить и нашим радиослушателям. То есть, разговор идёт о том вопросике, о том законе, когда разгорелись дебаты в Раде о том, что те люди, которые брали валюту по 5, могут возвращать ее по 5.

Да.

И вопрос, скандал разразился из-за того, а где брать остальные деньги? То есть об этом шел разговор. Неоднозначная, в общем-то, честно говоря, вся эта история. И чем закончилось всё-таки?

Закончилось тем, что 2 июля Парламент проголосовал. 3 июля Нацбанк заявил, что этот закон несет разрушительный ущерб для финансовой системы. Хотя лично я считаю, что разрушительный ущерб для финансовой системы несёт сам Нацбанк. Боюсь, что большинство людей со мной согласиться, учитывая динамику курса доллара и уровень гривны за последние два года. Но, тем не менее, НБУ, так или иначе, имеет некоторое влияние, как государственный орган, как орган, осуществляющий монетарную политику. Поэтому в течение полугода спикер не подписывал этот закон. Закон лежал на полке, хотя это совершенно незаконно. То есть, нельзя такое допускать, чтобы закон принятый Парламентом вдруг не отправлялся на подпись к спикеру, не отправлялся на подпись к Президенту.

У противников закона главный аргумент, насколько я помню, был таков, что «А где же брать оставшиеся деньги? Из бюджета? За счёт вкладчиков? Вообще за счёт чего?» То есть, за счет народа остальные деньги нужно будет доплачивать за каждый доллар. То есть, как это оправданно. И вообще, вот мы люди, которые не являются специалистами в банковской системе, тоже себе задаем такой вопрос. А где же остальные бабки брать, чтобы доплачивать?

Смотрите, закон не описывает вопрос, а где брать разницу. Скорее всего, разница будет отнесена на убытки кредитных учреждений, которые в свою очередь не доплатят налоги в бюджет. То есть, так или иначе эта нагрузка ляжет на бюджет.

Это очень красиво сейчас прозвучало. Не доплатят в бюджет. Бывает ли такое, вообще, в каких-то странах, и в тем более в нашей стране, при нынешней ситуации?

В нашей стране этот постоянно.

Да, не доплачивают в бюджет, но кладут в свой кошелёк. Это я знаю. А, вот чтобы не доплачивали в бюджет, и государство направляло эти деньги на погашения кредита, я вообще такого не знаю.

Чтобы государство направляло, как льготу, простым смертным. Мы на самом деле отвыкли, что государство проявляет какую-то опеку над своими подданными, но тем не менее. Вот случайно возник такой вопрос. Естественно он всех взбеленил, как это так, что кто-то получит какие-то преференции от государства. Тем не менее, эта ситуация есть. Я кстати могу открыть небольшой секрет. Что когда банк списывает безнадежный долг или прощает долг, он это делает не за счёт своих каких-то ресурсов собственных. Он прощеный или списанный по безнадежности долг показывает как налоговую льготу и не уплачивает налоги с этой суммы.

То есть это работает, да?

Это работает.

То есть сейчас, как бы в более большом масштабе это будет всё.

И любой банк сегодня готов списать долг. Более того, он заинтересован даже, заинтересован списать как можно большую сумму, раздувая её за счёт пени, каких-то штрафов и тому подобное только ради того, чтобы получить большую сумму вот таких вот налоговых преференций.

Дай-то Бог. Неплохо всё это. Я знаю, что идут постоянные тоже ещё дебаты по поводу там какой-то благотворительной помощи на разных уровнях. За счёт того, чтобы потом этой организации или частному юридическому лицу можно было списывать. Это как тоже неуплаты налогов. У нас пока такой закон замечательный не работает. Хотя в мире он работает.

Знаете, я должен сказать, что мы на самом деле не должны забегать вперёд. И факт подписания этого закона спикером ещё ни о чём не говорит. Этот закон должен быть подпись он ещё одним человеком, который у нашего населения ассоциируется с известной торговой маркой. У кого-то Roshen, у кого-то Durex. Всё зависит от отношения к этому человеку. Но, тем не менее, пока не будет подписан Президентом Украины Закон, пока не будет опубликован, он в силу не вступает. И мы можем сколько угодно его обсуждать. Мы можем даже радоваться каким-то предварительным успехам, продвижению этого законопроекта и закона по инстанциям. Однако ликовать ещё рано.

Радоваться ещё рано, действительно. После ваших слов я это понимаю. Так что, вот это по-нашему. А то я стал что-то не узнавать, где это я нахожусь. Ну, хорошо. Но, тем не менее, как говорится, начало уже есть. Возможно, возможно это и свершится.

Вы знаете, на самом деле в отношении вот этой ситуации с законом, мне почему-то вспомнился анекдот, когда банкир целых полчаса выслушивает жалобы бедняка, а потом он подзывают слугу и говорит: «Выгоните этого человека, он разрывает мне сердце». То есть, вот примерно такая же ситуация с нашими банкирами, с вот этим вот законом. Так что какие-то позитивные новости, какие-то позитивные подвижки перед Новым годом есть, однако я все-таки сторонник такого опасливого, осторожного оптимизма.

Но, пока что мы как дети вокруг новогодней ёлки кричим «Дедушка Мороз». Но он ещё не появляется. Будем ждать, появится ли Дед Мороз с этим самым мешком подарков. А может он, как одесский Дед Мороз, скажет «Покупаем подарочки, покупаем подарочки». И будет всё опять на своих местах.

Очень не исключено.

С этим законом разобрались, что у нас ещё?

У нас ещё один банк решил пойти тропой протоптанной банком Порто-Франко, Имэксбанком, Дельта банком и так дальше и прочими. Значит, сегодня я услышал о том, что начались проблемы у Укринбанка. Проблемы начались в том, что банк не обслуживает платежи юридических лиц, не возвращает вклады, но при этом активно себя рекламирует, привлекая вклады по достаточно высоким процентным ставкам.

Такое было с Имэксбанком. Как раз перед полётом на неизвестную планету этот банк хорошо рекламировался, расставив у нас по городу рекламу. Вы помните эту замечательная рекламу: «Деньги любят тишину»?

Надо отдать должное, сейчас деньги вкладчиков банка действительно в тишине. Тут я должен с ними согласиться. Помните как в анекдоте, когда вкладчик говорит клерку: — «Как? Неужели мои деньги пропали?», — «Что вы, деньги не могут пропасть. Просто сейчас они у кого-то другого». Примерно та же ситуация и здесь. Но я могу ещё сказать одну очень важную вещь. Вот когда лопается банк, вот что-то общее с тем, как лопается шарик надувной или пузырь мыльный. Он лопается, находясь в фазе наибольшего размера своего, наибольшего раздувания. Точно так же и с банком. Как только вы видите, что процентные ставки по депозитам зашкаливают, как только вы видите, что процентная ставка существенно выходит за пределы среднерыночной (а среднерыночную можно в интернете очень легко найти). Это сразу означает, что вот-вот, и вы увидите, как этот банк пойдет по тропе многих других банков, которые разорились. И в связи с этим, я хотел бы отдельно рассказать обывателю, радиослушателю, простому приличному человеку, который не сталкивался с банковскими ситуациями вот такими, когда лопается банк, как себя защитить.

Итак, мы остановились ещё на одной важной новости, Андрей, которая вот сейчас в последнее время тоже на устах читателей и слушателей.

Мы остановились на теме ещё одного банка, который сегодня хочет стать проблемным или может стать проблемным. И вот меня многие спрашивали, и клиенты, и журналисты. Что сделать вот сейчас, пока банк ещё не стал проблемным, пока в него не ввели временную администрацию? Как от этого защититься? И как вообще в принципе они такими вот становятся? Вроде бы вчера был нормальный банк, а сегодня он уже не отдаёт деньги, не проводит платежи. Поэтому, давайте, я сначала расскажу, как они становятся проблемными. Во-первых, любой банк создаётся для получения денег. Чтобы ни у кого не было иллюзии. Не для того, чтобы вы были счастливы, уважаемые радиослушатели, а для того, чтобы получать деньги.

Не для того, чтобы вам помочь, а для того, чтобы помочь…

…Акционерам

Да. И своей жене приобрести ещё одну шубку, ещё одну недвижимость, ну и жить просто тоже лучше, чем вы. Тоже надо кушать.

Безусловно. И поэтому, когда в какой-то момент владелец банка или владельцы считают, что им выгоднее утопить банк, то можете нисколько не сомневаться, что они его утопят. Потому что они изначально его создавали для получения дохода. Следовательно, если это сейчас выгодно, значит это надо сделать. То есть, тут никакой морали быть не может.

То есть, другими словами уйти на дно со всеми бабками, которые вложили туда акционеры банка.

А также со всеми деньгами, которые вложили вкладчики. Можно даже с кредитами рефинансирования Нацбанка, и может быть ещё с некоторыми залогами.

Что-то такое отдать, рассказать, как они бедны, как они обанкротились. И помешал, в общем-то, мировой кризис.

Это само собой. Я вижу, Гриша, вы — специалист в сфере банковского права.

Я с вами общаюсь уже не один год, поэтому поднахватался некоторых терминов. И в кругу не очень образованных людей в банковской сфере я даже прослыл специалистом. Иногда позволяю себе даже сказать: «Как говорит великий Гуру – Степаненко…». Ну, и выдаю некую цитату.

Теперь смотрите ситуацию. Допустим, в какой-то момент какой-то банк и его акционеры решили, что они будут тонуть. Что они в этом случае делают? Во-первых, они выдают много кредитов, кредитов на аффилированные юридические лица. То есть создают собственные какие-то там ЧП «Ромашка», ЧП «Буратино», какие-то предприятия, и выдают этим предприятиям кредиты. Это могут быть необеспеченные кредиты или обеспеченные, обычно землей. Потому что земля не имеет себестоимости. Ее можно оценить как угодно. И вот, что такое земля? Это четыре полоски на госакте, если там старый госакт. Или вообще просто какая-то бумажка о том, что вам принадлежит какой-то участок.

Главное себе выдать кредит, да?

Да, совершенно верно.

Подконтрольным предприятиям.

Банк выдает кредиты. Деньги выводятся или за кордон, или в наличные. Затем, естественно эти кредиты не гасятся. Они становятся токсичными активами, проблемными для этого банка. Так банкиры могут распорядиться львиной долей собранных средств. Но есть ещё некоторая часть активов в виде кредитов, которые они раньше выдавали. Добросовестных кредитов, то есть людям, которые платят, или предприятиям, которые платят. Эти активы, эти кредиты переписывают на опять же подконтрольные акционерам факторинговые компании. Мы знаем, что такие ситуации были, имели место с одесскими банками. Порто-франко всё продал компании ТопФинанс.  Имэксбанк всё продал компании Дасти. Эти компании в дальнейшем призваны «доить» должников и кормить банкиров, возвращая те деньги, которые были в этих активах сосредоточены. После того, как банк полностью разворован, и в нём остаются только столы и стулья, и какие-то старые подержанные сейфы, Нацбанк вводит в него временную администрацию. Точнее не Нацбанк. Это раньше Нацбанк водил. А сейчас вводит Фонд гарантирования вкладов. Задача временного администратора грамотно разворовать остатки банка и ликвидировать его. Что в принципе они очень хорошо делают. В связи с чем, надо отдать должное. Там специалисты высокого уровня работают. Они остатки банка распродают, банковское учреждение ликвидируют. И на этом как бы история, финала этого кредитного учреждения и состоится.

Занавес.

Занавес. Теперь, уже зная, скажем так, всю подноготную этой ситуации. Что же делать клиентам?

Я вообще не представляю. Вы так рассказали, что, по-моему, клиентам нужны, только зная всю эту подноготную, открывать свой банк. Другого выхода нет. И поступить в дальнейшем. Схема ясна.

Можно конечно и так, если есть 100 млн. евро на уставный фонд для создания банка. А также значительная сумма денег для получения лицензии. Но это уже другая история. Во-первых, смотрите, если вы клиент банка, и банк вам не платит. Безусловно, можно жаловаться в правоохранительные органы. Однако, сразу скажу вам, что по закону о фонде гарантирования вкладов, при ликвидации банка все неудовлетворенные требования кредиторов считаются погашенными. То есть банк не рассчитался, но считается, что он как бы рассчитался.

Чудеса какие-то.

А раз требования кредиторов считаются погашенными без выплаты денег, следовательно, никакого ущерба нет материального. А значит под статью банкира подвести невозможно.

Поразительно. Я просто удивляюсь этим формулировкам, этим законам. Это просто чудо какое-то.

Да, благодаря нашему мудрому, а главное, очень гуманному законодательству, мы не имеем практически ни одного приговора в отношении топ-менеджмента или руководства банков, которые вот такое допустили. Нет. Есть, конечно, в Уголовном кодексе статья «Доведение до банкротства». Но в реестре судебных решений, я, почему-то, ни одного приговора в отношении банкиров по статье «Доведение до банкротства» не нашёл. В принципе, можно пожаловаться в правоохранительные органы, но я не вижу особых перспектив. Что же я считаю перспективным? Так это дробление имеющихся вкладов до субгарантированного уровня. Субгарантированный уровень у нас 200 тысяч.

Да.

Следовательно, если у вас есть миллион, найдите родственников так, чтобы каждый из них стал владельцем части вашего состояния. Но, эта часть не должна превышать собственно 200 тысяч гривен. Если же вы держите в банке деньги юридического лица, которые вообще не гарантируется фондом. Тогда правдами и неправдами ищите способы сбросить эти деньги на физических лиц. То есть, там какими-то зарплатами, премиями, материальными вознаграждениями, поощрениями, чем угодно. Деньги должны быть разбросаны на физических лицах. И тогда вы будете понимать, что их Фонд гарантирования вкладов, по крайней мере, не сразу, со скрипом, со скрежетом, возможно с судами, но всё-таки вернёт. Дальше, сразу должен сказать. Просто, когда я рассказываю, что вклады можно дробить. Мне иногда говорят, что вот это – статья. Объясняю, дробление вкладов – это обычная, нормальная, кассовая операция, которая в ситуации отсутствия запретов для банка на проведение кассовых операций является совершенно законной. Вы просто распоряжаетесь своими собственными деньгами. Я понимаю, что чиновники Фонда принимают такую позицию, что все клиенты — это первую очередь лохи. И когда у них забирают деньги, они должны покорно их терять. А когда клиенты отказываются их терять, то естественно чиновники возмущаются и жалуются в компетентные органы. Однако, ни одно дело по дроблению вкладов на уровне, скажем так, до обвинительного акта либо до суда доведено не было. Как правило, такими заявлениями в правоохранительные органы чиновники пытаются напугать вкладчиков, заставить их отказаться от своих, скажем так, кровных, честно нажитых денег, для того, чтобы Фонд гарантирования их не выплачивал.

Дай-то Бог, чтобы среди наших уважаемых одесситов, у тех, кто слушает радиостанцию Одесса-мама, были такие большие вклады, чтобы можно было раздробить и 10 раз хотя бы снять по 200 тысяч гривен.

Однозначно.

В принципе Фонд гарантирование вкладов всё-таки выплачивает?

Да, он выплачивает. И вы знаете, Гриша, он будет выплачивать бесконечно, у него деньги никогда не закончатся, потому что он их берет в бюджете. А в бюджете они либо есть, либо их напечатают. И как вы понимаете, попробуйте угадать, чьими деньгами он платит вклады, украденные банкирами?

Попробую естественно. Нашими.

Нашими с вами, конечно.

Увеличивая инфляцию, допечатывают. И тому подобное.

Да, вместо того, чтобы совершать бюджетные платежи, то есть это зарплаты бюджетникам, пенсии, это касается строительства и содержания больниц, школ, детских садиков и тому подобное, он выплачивает деньги, украденные банкиром.

Главное вовремя подать это заявление в банк, да? Или даже, по-моему, не надо подавать. То есть, люди, когда банк ликвидируется, там уже как бы на учёте.

Там выплаты без заявления.

Без заявления. Приходит оповещение. Просто надо наведаться и убедиться, что действительно банк на месте, их будет выплачивать. Мне показалось, что это налаженная уже система.

Она действительно налаженная, и относительно неплохо работает.

Объявляют, печатают в интернете. У кого нет интернета, в газетах или же просто приклеена бумажка на дверях банка. Это всё работает. Это еще одна новость. То есть мы напоминаем. В недавнем выпуске, несколько дней назад, в Комсомольской правде Украины вышла статья за подписью Андрея Степаненко «Как правильно разговаривать с коллекторами». То есть, этой теме у нас была посвящена одна из программ. Я очень рад, что знакомые лица появляются в Центральной печати. Так сказать передовица. Это очень приятно. Продолжаем нашу беседу. Напомню, у нас в гостях Андрей Степаненко — директор консалтинговой компании Grand-Insur. И мы подводим итоги уходящего года. Итак, Андрей, несколько моментов мы уже осветили.  Что же далее?

В настоящий момент я хотел бы плавно от вкладов перейти к кредитам. Знаете, как в анекдоте, когда разговаривают два приятеля. А один говорит: — «Слушай, а ты где хранишь свои деньги, дома или в банке?», — «Не, я храню их в более надежном месте — в долгах». И так, соответственно, более надежное хранение для ваших денег. Я предлагаю хранение в долгах. У нас была другая проблема, о которой мы говорили весь год. Это проблема, когда банки залоговые квартиры, залоговые дома переписывают на себя без суда. Это проблема была социальная, очень резонансная. У неё как бы было много сторонников того, что она действительно требует срочного решения. Народ даже было дело собирался со всякими «громадскими», общественными активистами, сопротивляясь захвату таких квартир. Я не отношу себя к каким-то активистам, я не призываю, я не сторонник силовых способов решения, насильственных методов. Хотя я признаю их высокую эффективность. Я попытался юридическими путями решить эту проблему. И вы знаете, я нашёл способ, как нам всем, одним махом, решить вопрос с проблемой переписывания залоговых квартир на банк. Достаточно такое сложное юридическое решение. Я подал иск в суд о том, чтобы признать уже переписанную квартиру, признать ее регистрацию незаконной. В рамках этого судебного процесса подал ходатайство о передаче дела в Конституционный суд Украины. Законом про Конституционный суд это разрешается. И поставил вопрос о не конституционности положений «Закона об ипотеке», которые позволяют банку такое сделать. В данном случае я даже не могу с юридического языка перевести это на человеческий, поскольку это и есть самое простое объяснение. Я надеюсь, что суд конституционной юрисдикции признает, что сама норма закона, которая позволяет банкам такое делать, не отвечает Конституции. Потому что, видите ли, у нас в Конституции написано, что права и свободы являются неотчуждаемыми. То есть, вы не можете от них отказаться, даже если захотите. А когда в договоре ипотеки написано, что вы уже отказываетесь от своего права принимать решение отдавать квартиру банку или не отдавать, вы уже согласны её отдавать. То, безусловно, когда возникает спор, вот это вот право ваше на принятие решения, оно фактически отчуждается, что противоречит Конституции. А дальше была очень интересная ситуация. Вот это вот ходатайство я подал в Киевский наш суд города Одессы — судья Прохоров. Закон вообще не позволяет отказать в удовлетворении такого ходатайства. Он так просто построен этот закон, что можно его только удовлетворить и всё. А отказать нельзя. Ну, у нас судья нашёл такую возможность. Он отказал в удовлетворении ходатайства. И больше того, даже написал, что его определение не подлежит обжалованию. Это вообще юридическая дикость, потому, что определение о передаче дела в другой суд всегда подлежат обжалованию. Вы знаете, я в данном случае не церемонился в высказываниях. И в апелляционной жалобе на это определение, я процитировал министра иностранных дел Российской Федерации Сергея Викторовича Лаврова, который на пресс-конференции в августе этого года во время выступления министра иностранных дел Саудовской Аравии, думая, что микрофон отключён, высказал свое мнение, которое стало потом предметом для многих обсуждений в интернете. И вот собственно именно это мнение я изложил в апелляционной жалобе на вот такое вот определение судьи. И вы знаете. Я не знаю, как там проходила эта моя апелляционная жалоба по рукам в суде, будет ли она по рукам ходить в апелляционном суде. Но, я всех радиослушателей, у кого есть ипотечные кредиты, у кого есть долги, у кого в ипотечных договорах есть оговорка, позволяющая забрать жильё без суда, всех призываю меня поддержать. То есть, я в соцсетях соответственно сообщу, когда будет дата рассмотрения этого дела апелляционным судом. Вы всегда можете прийти. Вы всегда можете показать свою, скажем так, общественную активность и потребовать, чтобы всё-таки наши суды отправляли дела в Конституционный суд. И чтобы наша судебная ветвь власти всё-таки от произвола или как чаще принято говорить — беспредела, нас с вами всё-таки защищала. Помимо этого, в последнее время одна из наших последних передач, Гриша, была посвящена финансовому фетишизму, который имеет место в судах. И в этой апелляционной жалобе я также обратил внимание на то, что всё-таки судьи не всегда способны услышать должника или вкладчика, в любом случае — живого человека. Какой-то вот монархизм или финансовый фетишизм у нас имеет место. Поэтому хорошая новость, что я все-таки нашел юридическую лазейку. Возможно, в будущем у нас больше не будет этой проблемы. Но с другой стороны, как и с законом 1558-1, нам ещё рано радоваться. Это решение о передаче дела в Конституционный суд ещё должно быть утверждено апелляционным судом. Вот такие вот у нас новости.

Что ж, действительно, новостей очень много. И некоторые из них вселяют большую надежду, а некоторые конечно лишний раз лично меня разочаровывают. И хочется сказать, когда же появится Дед Мороз с подарками?

Вы знаете, Гриша, когда Вы говорите, что вселяет надежду, у меня почему-то вспоминается анекдот про внушает доверие. Вы не слышали его, нет?

Нет. Расскажите.

Диалог двух мужчин: — «Братан, а где банкир Петров?», — «А ему сейчас Косой утюгом внушает доверие». Точно так наши новости вселяют надежду. Так как банкиру утюгом внушается доверие.

В любом случае я думаю, что за последние годы наши радиослушатели стали более грамотными по финансовым вопросам. Я надеюсь, что и мы внесли с Вами некую лепту в это. И естественно безграмотность, и как вы любите говорить…

…Отсутствие финансовой гигиены.

Финансовой гигиены конечно, ни к чему хорошему не приведёт. Я же надеюсь, что в какие-то ближайшие годы, на ближайшую перспективу, возможно, наши крики о том, что уже в школах нужно вводить финансовую гигиену и это очень важно. Чтобы школьники разбирались. Как они разбираются в сайтах и различных других гаджетовских различных новостях и умеют пользоваться, точно так же умели пользоваться, и умели разбираться в финансовых вопросах. Это, по-моему, очень важно. Но главное тут другое. Чтобы с той стороны, на улице, за пределами школы, за пределами нашей радиостанции, как минимум, эти законы соблюдались. Если человек подкован, а там, в общем-то, как вы говорите, финансовый беспредел, и юридический, в том числе. То тут, конечно, уже не знаешь, за что хвататься. Это большая работа всех.

Безусловно. Я всецело с Вами согласен, потому что в ситуации финансового беспредела рано или поздно, и история это не раз доказывает, начинаются разного рода люстрации не гуманными способами. Скажем так, не по-европейски, которые заканчиваются, мы помним, 1917 годом.

Поделить и раздать всем.

Поделить и раздать всех несогласных. Как сделать, чтобы все были довольны? Всех недовольных расстрелять. Ну, и так дальше. То есть, всё это заканчивается очень плачевно. И сегодняшний рост напряжения, связанный с тем, что там у вкладчиков забирают вклады, а у заемщиков забирают квартиры без решения суда, без каких-либо разбирательств – это, безусловно, нагнетает.

В любом случае, понятное дело, что в конечном итоге, как говорится, на сухой остаток всем трудно жить. И банкирам, которые умеют зарабатывать деньги, и «пересичным громадянам», которые умеют только отдавать, вкладывать деньги на счета. Всем в конечном итоге очень трудно жить, когда не соблюдаются какие-то общие договорённости.

И у всех всегда есть трудности. Знаете, Гриша, я подержу вашу позицию. Всем трудно жить, у кого-то хлеб черствый, у кого-то бриллианты мелкие. Человек такое существо, которому свойственно жаловаться. Мы, собственно, с такой высокоморальной, с такой высокотеоретической точки зрения подходить не будем. Но, однозначно, высокоуважаемые радиослушатели, я считаю, что нужно обратить внимание, и в первую очередь внимание своих детей, на такой вопрос, как финансовая гигиена. То есть, понимание вообще вещей…

…Куда вы несёте деньги, где вы их берете, условия. И что вы с этого будете иметь, и будете ли иметь вообще.

Дальше. Юридическая подкованность, то есть понимание следствий своих каких-то действий, подписания договоров, признание исков и тому подобное. И, наверное, какая-то свобода, внутренняя свобода, которая напрочь исключает какой-то рабский дух, повиновение. И свобода, которая предусматривает, что закон — это только буквы на бумаге. А защищать себя вы должны сами.

Спасибо, Андрей, за нашу очередную встречу, за нашу очередную беседу. Я всё-таки ещё и ещё раз лелею надежду, что наши беседы дают и дали возможность радиослушателям понять некоторые вопросы сохранения своих денег. Как происходят, откуда берутся деньги, нужно ли их вообще беречь. И вообще, нужны ли эти деньги. Но я думаю, что пока что нужны. Пока что человечество не доросло до такой степени, чтобы как-то решить это хитросплетение хитрейших, умнейших перипетий финансовых вопросов. Потому что, всё это было когда-то придумано. Не вчера, не позавчера. И все вклады, займы, банки, всё это очень умная выстроенная хитрая система.

Форма меняется, однако содержание остаётся таким же.

Кушать хотят все. Огромное спасибо, Андрею Степаненко. И ждем Вас в следующих наших программах.



Заполните контактные данные и адвокат свяжется с Вами в ближайшее время