Разговор о нашей ментальности. Почему Украина занимает одно из первых мест по уровню коррупции, почему наша банковская система занимает последнее место по уровню надежности, почему депутаты позволяют себе грубо нарушать Конституцию?.. Эти и другие вопросы, а также ответы на них, звучат на «Одессе-маме».

Это очередная передача из цикла радио-программ, посвященным финансовой грамотности. Каждый вторник в 16:00 на радиостанции «Одесса-мама» 106,0FM слушайте полезные советы.

Приветствую вас, уважаемые одесситы, милые дамы, уважаемые господа, мадам и месье. Добро пожаловать в студию радиостанции «Одесса-мама», где у меня в гостях Андрей Степаненко — директор юридической компании «Гранд Иншур» и, естественно, очередной разговор, о чем же сегодня будем говорить? Здравствуйте, Андрей!

Здравствуйте, Гриша!

Перед тем, как мы вышли в эфир, я поинтересовался, Андрей, в чем сегодня изюминка нашего разговора и вы мне сказали – ментальность. Понятие, в общем-то, растяжимое. Но, тем не менее, тема очень интересная, меня лично это очень заинтересовало.

Да, Вы знаете, мы же все время говорим о деньгах, об экономике и финансах и, я, сколько, уже больше десяти лет, как предприниматель и у меня давно выработалась такое понимание: что бы у меня в компании не происходило хорошее или плохое это всегда либо моя вина, либо моя заслуга. То есть, чего бы плохого ни происходило это моя вина. Поэтому, почему я хочу поговорить сегодня о ментальности? Всё, что происходит в нашем государстве сегодня это мы, народ Украины, независимо от национальности, от цвета кожи, допустили. Это результат нашей ментальности, нашего отношения к своей жизни.

В том числе, наверное, и наших руководителей.

Это же тоже наши люди.

Да наши люди, мы все выросли в одних дворах, мы все оттуда.

Совершенно верно, у нас же из «заезжих» один только Миша, а все остальные уже были здесь. Но, на самом деле, сейчас я хочу обсудить новости, которые на сегодняшний день актуальны: в сфере экономики, в сфере финансов, и вот эти новости я предложу рассмотреть в контексте нашей украинской отечественной ментальности.

Замечательно, приступаем!

Как принято, я с анекдота начну наш разговор: «Чтобы с полным основанием творить несправедливость нужно основательно изучить право». Вот сегодня наш Парламент (Верховная Рада) приняла в первом чтении изменения в Конституцию в части правосудия. Казалось бы, заумная какая-то вещь, большинству обывателей может показаться, что мы куда-то полезли в дебри. Нет. На самом деле, правосудие это очень-очень важная вещь в жизни каждого человека. Не только потому, что рано или поздно каждому приходится обратиться в суд, а потому, что рано или поздно каждому приходится иметь сношения с банком, с соседями, с каким-то человеком, которому, не дай Бог, довелось поцарапать машину и тому подобное. Все это происходит через вот эту кухню судебную и сегодняшние наши судьи это, конечно, беда, если говорить таким обобщающим словом. Сегодня правосудия в Украине нет, как бы его не называли и кривосудие, и кредитосудие, как угодно. Ну нет в Украине правосудия. И вот, читая новости о том, что Парламент принимает изменения в Конституцию, когда страна фактически находится в состоянии войны, а это прямо запрещено действующей Конституцией, я снова подумал о ментальности. Ну, раз Парламент это делает, значит понимает, что ему за это ничего не будет. То есть народ это съест, пропустит, простит, не заметит, забудет и так дальше.

И народ же не знает, в принципе, о том, что этого нельзя делать. Опять же, это некая общественная неграмотность, нет лидеров, которые могли бы сказать об этом.

Может быть и это, на самом деле, хотя я вот о том, что есть запрет на преобразование Конституции не только читал в самой Конституции, но я в последнее время довольно много слушаю передач, в которых разного рода юристы высокого полета говорят о том, что это преступление.

Андрей, я еще хочу остановиться именно на этом для обывателей и для меня в том числе. Значит, в Конституции есть такой параграф, где чёрным или синим по белому написано, что изменять Конституцию нельзя в состоянии войны. Это правильно или нет, чем это оправданно?

Если Конституцию меняют в состоянии войны, значит, меняют ее в состоянии спешном, состоянии воздействия факторов внешних, непредвиденных. Дело не столько в спешке. В состоянии войны активно работают спецслужбы оппонирующих государств. То есть, эти же депутаты вполне могут быть управляемыми. Совершенно не проблема отправить какую-то диверсионную группу по месту жительства конкретного народного избранника для проведения «разъяснительной работы».

Я понял, и под давлением он может изменить некий параграф, что и поменяет и статус государства, и его положение перед началом войны.

Да, поэтому однозначно, что Парламент сегодня совершил преступление против государства, вот таким образом, то есть, запустив процедуру (они не окончательно приняли, только 1 чтение), они продемонстрировали свою моральную готовность перешагнуть через не просто закон, а через Основной Закон Конституцию.

Что же сегодня было принято или уже это был первый шаг?

Это в первом чтении приняты изменения в Конституцию в части правосудия. Почему я вообще затронул этот вопрос? Да, он может показаться сильно заумным, но вот представьте себе, сегодня Верховная Рада получит отчет от представителей парламентской комиссии о том, что наши судьи в связи с законом «Про очищение власти» будут подвержены переаттестации. Ну вот, давайте смоделируем ситуацию: вот я судья, например, я живу на зарплату 5000 гривен плюс еще 30 тысяч долларов то, что там удается собрать за месяц, конечно, это скромно, ну, допустим, я честный судья. И вот сегодня мне, значит, говорят, что нужно тебе пройти переаттестацию, чтобы попадать под закон «Про очищение власти». Но если на мне неприлично много имущества – оформил юридическое лицо какое-то на брата, переписал на это юрлицо все заводы, газеты, пароходы и получил доверенность, я же юрист – мы же моделируем ситуацию, что я судья. Следующий момент – сказали, что нужно пройти переаттестацию, ну не вопрос – сел за учебники, выучил. То есть, я к чему говорю? Что ни делай, какими переаттестациями, какими этими полиграфами, детекторами лжи не проверяй людей, никогда нельзя узнать, что у человека в душе. Чужая душа – потёмки. Но если человек живет на взятке, то какая разница, какой он специалист в сфере права. Ну, выучит он это право, ну наизусть он его выучит – какая разница, насколько хороший он юрист? Он живет на взятки. Тут нужно переаттестацию не юридическую, а моральную делать, там проблемы с моралью. Да нет проблем в сфере профессионализма, тем более, что я, как юрист, могу сказать радиоаудитории, что в нынешней ситуации законодательство устроено таким образом, что я могу любое абсолютно и позитивное, и негативное решение отписать настолько качественно, что вы с ним просто согласитесь, что оно обосновано, доказано, что процесс проведён безупречно. Просто, в качестве примера, это можно сделать идеально. Просто если приложить какой-то там процент небольшой усилий к тому, чтобы это написать. Больше того, недавно была казусная ситуация, когда в едином реестре судебных решений появились два противоположных решения кассации по одному делу, которые случайно вынесли в реестр и они, в результате, стали публично доступными. То есть судья, видимо, подготовил два варианта в зависимости от того, какая сторона больше заплатит, и чисто случайно они оба оказались в интернете.

Защита бизнеса юристами и адвокатами в Одессе и Украине.

Значит, давайте уточним, сегодня были приняты изменения в Конституцию, что неправомерно, если государство находится состоянии войны и, тем более, что это закреплено в нашей Конституции. Есть конкретная информация о том, какие уже изменения внесены или начаты?

Начаты обсуждения, Гриша, но там очень много вещей, которые подавляющему большинству людей покажутся скучными. Что я могу сказать аудитории в целом, вот как юрист? Там много вещей, которые имеют окраску демократичную, красивую, гуманную, на европейские ценности направленную, расширяющие полномочия Парламента и тому подобное. Это все ерунда, я объясню, потому что, это всё буквы на бумаге. Когда люди, которые хотят чтобы система сохранялась, находятся у власти – система будет сохраняться. Да что угодно можно писать в Конституции, вообще что угодно. Люди адаптируются в миллион раз быстрее, чем вносятся такие изменения.

Напомню, господа, у нас в студии директор юридической компании «Гранд Иншур» Андрей Степаненко. Мы сегодня говорим о самом важном. О самом наболевшем. О наших, как всегда, денежках. Итак, Андрей, начата работа уже по изменению Конституции и далее…

И далее ситуация какая, значит будут у нас меняться судьи, будут меняться положения о судоустройстве и тому подобное, но не будет меняться ситуация в стране, потому что, еще раз подчеркну, тема нашей передачи – ментальность. Именно своей ментальностью мы доводим это до такого состояния.

То есть, другими словами эти изменения в Конституции, в части правосудия, в принципе, глобальных изменений нам не принесут?

Вообще по сути никаких, поэтому кто из верующих в реформы готовится, скажем так, что завтра у нас будет Швейцария, Великобритания или Соединенные Штаты Америки – не будет. Я вынужден сказать как юрист, что ничего эти реформы, в части правосудия, не дадут.

Но лучше правда, чем завуалированная ложь, в общем-то, мы теперь вооружены, хоть понимаем.

Да, и Вы знаете, я готов поделиться еще одной правдой и, возможно, кто-то из радиослушателей уже это слышал. Вот есть такая замечательная фраза: мошенничество – это хорошая сделка, столкнувшаяся с плохим законом. И эта фраза будет отличным эпиграфом к следующей новости. А следующая новость состоит в том, что в Давосе Украина заняла последнее 140 место по надежности отечественных банков.

Подождите, а что, 141-го не было места?

К сожалению, не было, мы бы заняли 141-ое если бы оно было, ввиду отсутствия такого места, мы вынуждены были занять 140-е. То есть, мы первые снизу, вот я бы в этой ситуации с удовольствием сказал замечательную фразу: «А что я говорил?!» Я просто знаю, есть такое правило, когда случается какая-то лажа, всегда находится кто-то, кто скажет: «А что я говорил?!»

К сожалению это правда!

Это правда, да, и безусловно аудитория спросит: «Ну хорошо, у нас самая плохая банковская система в мире из тех стран, где они есть, при этом нас пугают регулярно крахом банковской системы, что, дескать, если валютным заемщикам долги списать, каким-то образом, или реконструировать по историческому курсу – это будет крах банковской системы?» Вот уважаемые радиослушатели, как вы считаете, не заслуживает ли краха банковская система, находящаяся на последнем 140-ом месте в рейтинге? То есть, мне кажется, что тут нужно, как говорили в свое время большевики, все разрушить до основания и построить с нуля, потому что, чтобы мы не построили с нуля – оно все равно будет лучше чем то, что сейчас есть. Но, тем не менее, так или иначе, мы сталкиваемся с необходимостью где-то хранить свои непосильно нажитые. И я недавно услышал замечательную фразу, высказанную на просторах северного соседа о том, что деньги лучше хранить в рублях – обложить их рублями и хранить. И вот я вынужден это повторить, я думаю, что в нашей стране деньги нужно хранить в гривне – обложить деньги гривной и хранить. Потому что, никто не догадается искать деньги в гривне.

Гривну никто брать просто не будет, даже не подойдет!

И вы знаете, Гриша, я недавно прочитал фразы Гонтаревой – главы Нацбанка – в отношении того, почему непрестанно девальвирует наша валюта. И там были высказывания насчет того, что она обвиняет предыдущее руководство Нацбанка, панику, девальвацию рубля, обвиняет спекулянтов, средства массовой информации, праздники, пенсионеров… Ещё одна черта ментальности – никогда чиновник не обвинит себя, никогда. Вот если бы это было в Америке – уже бы там глава подал в отставку, если бы было в Японии – сделал бы харакири или «сиганул» с 15-го этажа, а у нас – никогда. Это наша черта, наша украинская ментальность – всегда кто-то виноват. И вы знаете, я, кстати, выработал способ как, скажем так, спекулировать этой самой ментальностью – этой чертой. Я сейчас расскажу. Юристам в судах очень тяжело получить распечатку звукозаписи судебного заседания – просто никто не хочет ее делать, это же надо сидеть в наушниках, каждое слово записывать вручную, то есть, представьте, я могу час-два часа говорить суде, представляете это все записать вручную и вручить мне? И довольно много раз я писал заявление: «Прошу выдать мне распечатку». Мне писали: «Нет технической возможности». И вот я выработал такой механизм – я пишу заявление: «Прошу выдать мне распечатку звукозаписи, а если нет технической возможности – указать кто виноват? Глава суда или председатель суда, либо государственная судебная администрация?» После этого, молча, без каких-то вопросов, в 100 процентах случаев мне всегда делают распечатку звукозаписи, при этом не знают, что я подаю заявление о распечатке звукозаписи просто так, чтобы поиздеваться – она мне не нужна. Просто, не в мою пользую решение суда и надо как-то фыркнуть, вот я и подал заявление о распечатке звукозаписи. И когда я ставлю вопрос, если не можете распечатать, то покажите кто виноват – они тут же молча все распечатывают. То есть, опять ментальность, если не на кого свалить приходится делать, а в противном случае подставить шефа, потому что, дескать, он виноват.

По поводу работы наших банков могу сказать, что, безусловно, вот те многие банки, которые сегодня работают на территории Украины и прикрываются вывесками западных банков, то есть, штаб-квартира которых находятся на западе, их стиль работы на Украине в корне отличается от стиля работы на западе. Нужно понимать, что вы не должны расслабляться. Вот вы видите, что вот штаб-квартира во Франции или в Германии, ведь эти же самые логотипы мы видим и в Европе, когда бываем. Смотришь вот так мы и в нашей Одессе тут такой-то банк видели. Поэтому, поражает то, что хозяева банков позволяют работать системе совершенно по-другому. Совершенно, по-другому прочитывать законы и обращаться с клиентами банка.

Гриша, тут на самом деле ситуация другая – это все наша ментальность.

Это беда, это страшная беда.

Вот в Америке попробовали бы поставить пеню полпроцента в день, тут же был бы «кипиш». Тут же собрались бы местные (может быть не с шинами, шины это вообще наша черта, украинская, мы это придумали – шины поджигать), они бы просто побили, например, они бы подожгли машину (вот машины поджигать придумано во Франции).

Да, везде используется, но просто у нас, может быть, в последнее время, больше показывают Францию, поэтому мы так думаем. Ну, у них машин много. Вывозят перед забастовкой машины, мы приносим шины, аони приносят машины и жгут.

Опять же, у них черта во Франции – их ментальность – у них, когда революция происходит, после революции принято отрубать головы оппонентам. А у нас революция произошла, после революции принято расходиться и обмывать ее. И вот, в результате, там какие-то изменения происходят, хорошие или плохие – неважно, они происходят, а у нас изменений не происходит, просто галочка, что вот была революция. Их можно уже по графику проводить, я думаю, так чтобы народные гуляния в виде революции устраивать.

А вот этот рейтинг банков мировой, что в принципе дает? Это просто справка? Или какие-то рекомендации, что-то потом происходит? Наверное, это банки, которые все-таки каким-то образом сношаются с МВФ и этому подобное, это важная, очевидно, информация.

Это важно, Гриша, для принятия решений. Для принятия решений, в том числе, крупными международными инвесторами, не теми, кто вкладывает миллион долларов, а теми кто оперирует десятками и сотнями миллиардов. Теми, кто принимает решение, где быть Сингапуру, где быть каким-то Силиконовым Долинам, то есть, теми, кто вливает просто колоссальные средства. И когда банковская деятельность, банковская надежность целого государства находится на последнем месте – безусловно, это сигнал к тому, что с нами не будут работать иностранные инвесторы, мы не будем получать вливания из-за рубежа. Плюс, о чем я еще должен рассказать, у нас же не так давно, буквально на днях, были применены торговые санкции по отношению к Российской Федерации. Около 70 новых товаров запрещено ввозить в Украину, которые производятся на территории России. Это уже вступившая норма в силу. Безусловно, сегодня Российская Федерация говорит о том, что она применит зеркальные санкции по отношению к украинской экономике. У нас возникает картинка, напоминающая мне время холодной войны, когда каждая сторона пытается еще более болезненные санкции применить. Я не могу сейчас сказать – хорошо это или плохо, я хочу поднять вопрос – эффективно это или неэффективно?

Да, но ясно одно что будут потери сотни тысяч рабочих мест, мужчины не будут приносить домой достойную зарплату, женщины потеряют работу, дети будут недоедать вот это ясно.

Ясно то, что мы делаем какую-то картинку для мира. Что мы запретили ввозить российский лук, лук входит в число этих 70-ти товаров. Пострадает ли экономика Российской Федерации от запрета ввоза в Украину российского лука? Ну, что-то мне кажется, что не пострадает.

Я тоже так подозреваю. А у нас вообще лук растет на территории Украины?

Да. Не меряно!

А зачем? Лук, да это вообще смешно. Это все равно, что завозить из России подсолнечник, понимаете, когда сами являемся поставщиками и лидерами по производству подсолнечного масла, в том числе.

Но суть в том, что эти санкции, которые, может быть, никак не повлияют, ни на экономику России, ни на экономику Украины…

…Но осадок останется.

Они являются стрессирующим фактором для национальной валюты, это тот фактор, который способствует девальвации гривны и отталкивает международных инвесторов, потому что Украина, в ответ на эти действия, окажется под санкциями России. Ну, все понимают, что мы находимся в состоянии войны, спора, конфликта, но находясь под санкциями, мы не можем быть благоприятной средой для экономики, для инвестирования.

Я хочу напомнить, что вы слушаете радиостанцию «Одесса-мама», меня зовут Григорий Червонный, сегодня у нас в гостях директор юридической компании «Гранд Иншур» Андрей Степаненко. Как всегда, мы говорим о нашем благосостоянии. Тема нашего разговора сегодняшнего наша ментальность, ну и все, что с этим связанно.

Итак, Гриша, Вы в конце предыдущего блока сказали, что, возможно, под конец, мы поговорим о чем-то позитивном.

У меня была такая надежда. А есть ли что-то приятное из всего вышесказанного?

На самом деле, приятное будет в самом конце, я, действительно, гарантировал, что будет приятное, я приготовил приятное, однако, если Вы заметили, обычно я так долго о неприятном не говорю.

Но это и правильная позиция. Нельзя же постоянно говорить, иначе действительно все это сбудется.

Вот я сегодня всю передачу говорю о неприятном. Там плохо, тут плохо, там про Конституцию…

Я помню Ваши прошлые программы, там тоже особой радости не было.

Но, тем не менее, мы постоянно смеемся на них. Смотрите, какая у нас сейчас ситуация, почему я говорю все время о неприятном – потому что у нас передача о ментальности. А вот ментальность у нас, к сожалению, она какая-то ущербная, порочная. Нет, безусловно, есть много плюсов, огромное количество, но я сейчас говорю о ментальности по отношению к свободе, по отношению к каким-то предпринимательским качествам, по отношению к способности управлять государством и тому подобное.

То есть какая-то гордость за себя настоящая? Ответственность, вот это все?

Да. И, Вы знаете, я почему-то вспомнил такой анекдот, в отношении каких-то наших..

А я знаю, почему Вы его вспомнили!

Анекдот такой: «Молодой адвокат начал свою речь в суде следующими словами, – то, что мой подзащитный обратился ко мне, бесспорно доказывает его невменяемость». И я вспомнил речь нашего Президента, который говорил, что глава НБУ – это самый лучший глава НБУ в мире, и мне этот анекдот насчет невменяемости вспомнился. Но, тем не менее, давайте вернемся к нашим новостям. Вот есть еще одна новость, которую я хотел бы прокомментировать. Она появилась в СМИ под названием «Бюджетников переводят в госбанки». Но, на самом деле, так журналисты просто преподнесли. Тем не менее, есть такой момент, еще с 2005 года наше Правительство пытается оптимизировать выплаты бюджетникам зарплат и социальных пособий, и каким-то образом наладить эту работу через банковскую систему. Цена вопроса – 80 миллиардов гривен – не много, не мало. Естественно, все банки дерутся за этих бюджетников и вот, постепенно Правительство…

Извиняюсь, это для государственных банков? Чтобы государственные банки бюджетников сопровождали?

Вот они пытаются это сделать, и Вы знаете, в 2014…

У нас же не так много государственных банков?

3 всего.

И вот, эти банки все сражаются за этот бонус?

Нет, сражаются коммерческие банки, чтобы получить прибыль с этих бюджетников – «вот, где собака порылась».

Но, Вы же сказали, что Правительство пытается перевести именно в государственные банки.

Забрать с рынка, с коммерческих банков, и перевести в государственные банки.

А коммерческие банки сражаются, чтобы у них не забрали.

Безусловно, и вот в 2013-2014 годах были такие поползновения, то есть, Правительство пыталось установить ограничения, банковское сообщество судилось с Правительством и успешно. Они отменили Постановление Кабмина о том, чтобы переводить, значит, в госбанки. Но, тем не менее, Кабмин не сдается. Они анонсировали новое Постановление, которое будет ужесточать требования к банкам-агентам, которые перечисляют зарплату. Вот я сейчас расскажу, зачем я столько умных слов говорю последние две минуты. Дело в том, что не так давно, в прошлом году, мы с Вами, Гриша, обсуждали Имэксбанк. Сейчас можно об этом в открытую говорить, потому что банк приказал долго жить, и уже это история. Это уже не финансовое учреждение. Но, в этом банке было очень много бюджетников, в этом банке очень много мамочек получали пособия на детей и тому подобное. Ко мне немало людей звонили, и говорили: «Банк перестал обслуживать платежи, как мне получить детские, как мне получить то-то-то?» Для того, чтобы такого не было совершенно, я приветствую этот ход, тут я не говорю о невменяемости – это совершенно правильный ход о переводе бюджетной сферы в государственные банки. Потому что, например, в Ощадбанке, который я обычно рекомендую своим клиентам…

Это не на правах рекламы, мне как обывателю кажется, что это правильное решение, если государство гарантирует.

Государство гарантирует 100%. Не 200000 гривен, как в Фонде гарантирования, а 100%. И сразу для того, чтобы это не сочли рекламой, я скажу, что Ощадбанк очень неудобный. Я часто говорю, что он как бронежилет 6 класса, то есть, тяжелый, неудобный, но защищает лучше всего. И вот так, примерно, и работает государство. Бюджетникам, на самом деле, безопаснее пребывать в госбанках, я понимаю, что в крупнейших банках коммерческих удобно, там есть эти всякие новомодные фишки с компьютерами, которые 24 часа в сутки позволяют оперировать деньгами.

А в государственных такого нет, да?

Там всё более «рагульно» сделано. Там меньше гораздо филиальная сеть, меньше банкоматов и тому подобное

Но тоже какая-то великая несправедливость, вот непонятно почему государство выделяет…

Во всех государствах, на самом деле, государство считается наихудшим хозяином. Почему ставится вопрос о приватизации.

Тогда это нормально, тогда я зря возмущаюсь.

Это нормально, на самом деле, и в этой ситуации это позитивная черта, что бюджетников переведут в государственные банки. Ещё один важный момент – мне недавно тоже звонили люди из селекционного института (работники селекционного института). Это тоже, безусловно, бюджетная сфера, они обслуживаются не в госбанке, они обслуживаться в крупнейшем банке нашей страны и имеют задолженность перед этим банком. Так вот, им звонили и шантажировали тем, что им просто не выплатят зарплаты, не выдадут карточку, если они не погасят задолженность. То есть, коммерческий банк может себе позволить какие-то незаконные вещи, но вы же не будете судиться с ним, из-за 300 гривен, которые вам не доплатили. На это и весь расчет, опять же – ментальность. Они понимают, что есть какой-то минимальный уровень, из-за которого судиться не будут. Следовательно, в рамках этого минимального уровня можно делать миллиарды. Как говорится – легче всего отнять деньги у бедных, и хотя у них денег мало, но самих бедных немеряно. Таким образом работает эта система, потому что наша ментальность позволяет им такие вещи совершать. И вот сейчас я хотел бы, уже, скажем так, заканчивая наш разговор о том плохом, что мы имеем в стране, чтобы каждый радиослушатель запомнил для себя ключевую фразу, которая очень важна. Запомнил, записал или татуировку сделал. Фраза эта звучит так: «А что я сделал, чтобы этого не случилось?». То есть, именно что я сделал, а не «что я думал», не «что я хотел сделать» – намерения не имеют значения. «Что я фактически сделал, чтобы этого не случилось?» Приучайтесь брать вину на себя. «Что сделал, чтобы Президент этот не стал Президентом?» «Чтобы эта война не началась, а если началась – чтобы она закончилась?» «Что я сделал, чтобы Крым вернуть назад, безболезненно, бескровно, как-то мирно?» «Что я сделал, чтобы заработать много денег, стать богатым, купить дом у моря, яхту?» «Что я сделал, чтобы получить высшее образование, если не в этой стране, то в другой?»

«Что я прежде всего изменил в себе?» тоже очень важный аспект. Меняться в себе это наиболее сложный процесс.

И следующий момент, на который я хочу обратить внимание радиослушателей, чтобы они этим вопросом не загоняли себя в депрессию. Это особенность нашей ментальности – мы не любим брать вину на себя, а мы должны научиться это делать. То есть, вторая фраза очень важная: «Да, я виноват, но я это исправлю». После фразы «что я сделал чтобы этого не случилось?» скорее всего, ответ будет – «да ничего», потому что я сидел на диване, и думал, что партия все сделает, а ее давно нет. И страна потому в такой фигне, что партии нет, как движущей силы – неважно хорошей или плохой – нет локомотива. А сами люди отвыкли что-то делать самостоятельно. И второй момент, на который нужно обратить внимание – способность говорить: «Да, я виноват, но я это исправлю». Способность ставить перед собой цель на исправление этой ситуации. Не важно, как вы будете исправлять, может, эмигрируете из этой страны в другую, как самый простой вариант. Или, как замечательно говорят, что люди, которые вещают, что там мы никому не нужны, на самом деле умалчивают, что мы нигде никому не нужны. Поэтому, я не рекомендую такой вариант как эмиграция из этой страны в другую.

Спасибо за совет. Мы не собираемся, мы собираемся жить здесь и менять эту страну. И я уверен, что надежда у каждого есть. И вот то, что посоветовал Андрей принимать в этом активное участие, меняя себя, прежде всего, и свою ментальность.



Заполните контактные данные и адвокат свяжется с Вами в ближайшее время