Доказательства. Только доказательства!

Какие только доказательства не пытаются подавать в суд наши сограждане: распечатки смс-переписки, фотографии людей, записи телефонных разговоров, видео… Все ли они одинаково эффективны или ведут к проигрышу дела? Как выиграть суд, если оппонент подал слабые доказательства? Эти и другие вопросы обсудим с Григорием Червонным в прямом эфире радио «Одесса-мама» на 106,0FM.
Если у вас есть сомнения в весомости ваших доказательств и успехе дела, самое время получить консультацию юриста!

Доказательства. Только доказательства!

Тема нашої сьогоднішньої програми «Докази. Тільки докази!».

Доброе утро, Григорий. Мы прошлый раз разговаривали о расписках, это же доказательство в суде, сначала их надают, потом по них судятся. Я решил продлить эту тему, она достаточно интересная. Поговорим о других видах доказательств, с которыми мне приходилось сталкиваться в судах. Я сейчас расскажу некоторые смешные, казусные ситуации, с которыми мне приходилось сталкиваться, именно связанные с доказательствами. По традиции создаём атмосферу анекдотом в тему доказательств. Есть такая история, что «именно отсутствие доказательств убедило судью, что подсудимый является коварным, изощрённым преступником, не оставляющим следов. А потому застуживает самого сурового наказания!».

Это наша жизнь и, мы прекрасно понимаем, что, когда мы читаем те же анекдоты, мы узнаём те ситуации, в которым сами бываем или не хотели бы побывать.

За 15 лет работы в судах я насмотрелся самых разных доказательств, которые стороны приносили в суд, пытаясь в споре доказать свою правоту.  Некоторые из этих доказательств были довольно комичными. Например, относительно часто мне приходиться видеть, когда люди в спорах между собой в качестве доказательств приносят распечатку сообщений по SMS или в различных мессенджерах (Вайбере и т.п.). Соответственно, листы с этой перепиской приносят в суд, пытаясь обосновать, что «вот, Вася Пупкин писал, что он должен мне денег, а сейчас говорит, что он не должен денег!». Хочу сразу рассказать. Вся вот эта тема с распечаткой SMS-перепискок или переписок в различных мессенджерах совершено ничего не стоит, как доказательство, по одной простой причине – очень легко это всё разбивается в судах. У меня было пару дел, когда я с этим сталкивался. Во всех делах я выигрывал. Каким образом? Дело в том, что Ваш телефон указывает имя абонента так, как Вы сами его записали. А если мы говорим про Вайбер, там даже картиночка есть (маленькое изображение звонящего человека), то это то изображение, которое поставил либо тот человек, либо Вы сами для этого контакта. Поэтому в суде я говорю, что мой оппонент сфабриковал эту переписку, просто указав для совершенно постороннего номера имя и фамилию моего клиента, достал из соцсетей фотографию моего клиента, поставил, и вся эта переписка «яйца выеденного не стоит».

Но это действительно так же!

Это действительно так. Таким образом я всегда в этих ситуациях выигрывал, и хочу об этом рассказать нашим радиослушателям для того, чтобы они не попали в такую же ситуацию. Не нужно верить в переписку! Если совсем всё плохо, если вообще никаких других доказательств у Вас нету, тогда, как крик отчаяния, возможен такой вариант. Если точно знаете, что этот номер телефона является контрактным, Вы можете попросить судью осмотреть телефон заверить переписку, которую Вы подали в виде копий в материалы дела, сделать запрос оператору, убедиться, что эта переписка привязана именно к тому номеру телефона, который является контрактным, если оператор подтвердит, что за этими цифрами скрывается именно этот человек.

У меня вопрос! Мы же вспоминаем прошлые наши программы… Также доказательством не является запись автоответчика?

Я про это расскажу, конечно. Но что касается переписки, я сказал Вам, как сделать перфектный этот способ доказывания, но даже в такой идеальной ситуации, когда и суд подтвердил переписку, и оператор, всё равно, у Вашего оппонента будет возможность сказать «А я был пьяный, и это всё было не всерьёз» или «А я забыл свой телефон где-то», «Дети игрались», «Кто-то взял со стола, пошутил» и т.п., поскольку нету никакой связи между действиями человека и вот этой перепиской. Когда, допустим, человек говорит и это записывается аудио- или видео способом, когда можно связать, что это сознательные действия человека, а когда это что-то написано, мы же не знаем, кто это написал (может, недоброжелатели!?). Резюмируя эту тему, говорю так: не нужно верить в SMS-переписку, как в доказательство. Поехали дальше. Приходилось ещё сталкиваться мне с доказательствами в виде фотографий людей. Тоже была очень интересная ситуация, когда подали в суд люди на мою клиентку. Был очень интересный иск. Я взял его практически бесплатно, ради интереса, как разрешиться дело. Люди доказывали, что человек пользовался услугами салона красоты в течении длительного времени, а в конечном итоге не рассчитался. Я понимал, что выиграю, потому что дело абсурдное, но было ужасно интересно. И вот ситуация… Они подают этот иск, к нему приложены SMS-переписка, о которой я уже говорил, приложена фотография человека «До и после», и счёт за введение веществ, которые губы увеличивают и т.д. Во-первых, я сразу поинтересовался, они только губы увеличивали или ещё что-то, потому что, если ещё что-то, то хотелось осмотр доказательств провести. Мы с судьёй, конечно, посмеялись. Салон красоты обиделся. Так или иначе, я это дел вёл полгода или год даже, вообще не возражая. Я дал им возможность представить все доказательства: распечатки, переписки и т.п.

Замечательная тема для диссертации, для главы в книге!

Да! Они практически выходят в дебаты. Судья очень удивлён, что за представитель такой, что не сопротивляется совершенно. Мысленно он уже настроен удовлетворять иск. А в дебатах, когда уже нельзя предоставлять новые доказательства, я встаю и говорю: «Вы знаете, на фотографии не моя клиентка». И ступор у всех: у судьи, у сторон. «Как не Ваша клиентка?». «Ну, так. Это вообще посторонний человек! «Левую» фотографию взяли из соцсетей. Это не моя клиентка!». И всё. И суд выносит решение в мою пользу, и люди даже не стали его обжаловать – по первой инстанции, и даже в апелляцию никто не пошел.

А на чём основывалась эта фраза, что «не моя клиентка»? То есть, фотографию можно как-то в фотошопе сделать? Или как?

Смотрите. Они приложили фотографии «До и после», чтобы показать, что они оказали услуги. Ну, во-первых, оказание услуг доказывается не так, но как дополнительное доказательство — можно. Вообще, оказание услуг доказывается (при больших суммах) актом приёма-передачи услуг, другими письменными доказательствами. Фотографии «До и после» можно только как дополнение. Здесь они не имели никаких актов, никаких письменных доказательств, только фотографии. Вопрос какой: человек же должен признать, что «да, я там был, я там получил услуги». Или не признать. А в этой ситуации, просто по физиономии человека, изображённой на бумаге, взыскивать с него 40 000 гривен – было бы совершенно неправильно. Соответственно, и судья с этим согласился, что раз они не доказали, что это – мой клиент, то нет никаких оснований взыскивать деньги с моего клиента. Но ещё должен заметить! Фотографии людей в качестве доказательств используют не только своего рода аматоры, но и, казалось бы, серьёзные структуры тоже пытаются этим доказывать. Тоже безуспешно! У меня была ситуация, когда с моей клиенткой судился, на минутку, самый крупный банк Украины, у которого есть практика при выдаче платёжных карт фотографировать своих клиентов, улыбающихся с этой самой картой. Пытаются доказать, что они кредит по карте выдали. То есть, банк, используя это фото, пытается доказать, что он выдал карточку и выдал кредитные деньги своему заёмщику.

Вот это интересно! Значит, это не является доказательством?

Это не является доказательством.

Вот на этом мы и остановимся поподробнее. Я думаю, эта тема сейчас очень многих заинтересует.

На самом деле, у меня была ситуация в Одессе, в апелляционном суде, мы доказывали, что не брали у крупного банка кредит. Первая инстанция, районный суд постановил в пользу банка, не глядя, по привычке, по инерции что ли.  Но мы решили пойти всерьёз, по-взрослому – подали апелляционную жалобу. Апелляционный суд начал разбирать дело по молекулам. У банка нет никаких доказательств, что он выдавал деньги (из кассы они не выдавалиcь, из банкомата не выдавались). Они, в качестве отчаянной меры, приносят фотографию, где моя клиентка улыбается, с этой карточкой. Ну, во-первых, на фотографии не видно номера карты, и самое главное – что такое карточка? Это ключик к счёту. Это не деньги. Мне очень понравилась фраза одного из коллегии судей, который сказал (постановив решение в нашу пользу) представителю банка: «А теперь коллегия судей даёт Вам возможность в кассации доказать, что вот эта фотография является доказательством выдачи денег». Вот так вот с остротой, по-одесски, с подколом они постановили в нашу пользу. Верховный Суд тоже постановил в нашу пользу. Таким образом, уже можно чётко утверждать, что фотография человека с карточкой не является доказательством выдачи ему денег. Точно так же, это я сейчас уже не утверждаю, а предполагаю, что вряд ли будет серьёзным доказательством фотография человека, например, на фоне кучи денег, как подтверждение выдачи ему займа какого-то и т.п., потому что никто не знает, что это за предметы – действительно это деньги или это копии, сувениры; зачем этот человек находится рядом (может, его просто попросили посидеть или посчитать, или поприсутствовать, пока кто-то кому-то что-то передаёт). Поэтому фотографии людей, я уже резюмирую, не являются, в большинстве случаев, доказательствами каких-то событий. Я сейчас говорю, обратите внимание, о спорах гражданских, не об уголовке, потому что в уголовных делах там немножко по-другому оцениваются доказательства, немножко по-другому подход. Поэтому вот в спорах, когда вы, например, там с банком судитесь, с соседями, еще там с кем-то, фотографии людей — малоценное доказательство. Но совсем другое можно сказать о фотографиях предметов и мест. Например, в случаях ДТП обязательно в материалах дела должна быть оценка побитой машины и обязательно она с фотографиями. В случае, например, когда соседи залили ниже живущих соседей, обязательно производится опять же оценка ущерба и тоже фотографии поврежденного имущества. Это называется фотофиксация. В суде такое доказательство именуется обычно «фото-таблицей», то есть набор снимков, расположенных на одном листе — вот это фото-таблица. Помимо всего прочего, фотофиксация, например, часто используется, когда речь идет о грузах каких-то, о повреждениях каких-то вещей, ну и так дальше. То есть фотофиксация предметов и мест она, в отличие от людей, очень часто оценивается как надлежащее доказательство, и очень часто эффективно в доказывании. Вот поэтому, я в данном случае рекомендую применять такую штуку, как вот фотофиксацию предметов и мест, если там, допустим, вам ущерб какой-то причинили или, например, построили что-то незаконное. Вы пытаетесь доказать, что что-то незаконное соорудили ваши соседи с нарушением ваших границ, например. Вы сфотографировали это с разных углов — вот это уже доказательства. Теперь поехали то, о чем, собственно, вы уже успели сказать: об аудиозаписях в качестве доказательств. Тут вообще очень интересная ситуация. Все люди верят, что аудиозапись — это железобетонное доказательство в суде. Это не так! Сразу рассказываю почему. Итак, уважаемые наши радиослушатели, вы, наверное, все когда-то смотрели фильмы про шпионов. Во всех этих фильмах, когда кто-то кого-то подслушивает, то записывает звук на бобинные магнитофоны

Да, это так красиво сейчас смотрят смотрится, а сейчас показывают уже монитор с записью.

Да, монитор можно показывать, но тем не менее, поверьте, за тем монитором все равно скрывается бобинный магнитофон и это не потому, что у шпионов нет денег, чтобы купить себе флешку или что-то в этом духе. Дело в том, что для того, чтобы эта аудиозапись успешно прошла экспертизу в суде, она должна быть (сейчас скажу умное слово) волновой, а не дискретной — то есть не цифровой записью. Сейчас попробую вот эти вот заумные слова объяснить человеческим языком. Волновая запись — это та, которая происходит на пленку, так, как раньше мы писали аудиокассеты, аудио бобины и тому подобное. Цифровая запись происходит через микросхему и записывается, например, на флешку, на диск, может также записываться и на пленку, но в цифровом формате. В чем разница? Дискретная запись представляет собой нули и единицы, которые можно как угодно менять и это не будет оставлять следов внешнего вмешательства.

То есть смонтировать.

Смонтировать — совершенно верно. Волновую запись смонтировать невозможно без оставления следов. Это все равно как попытаться, скажем так, смонтировать фотографию на старой бумаге. Как раньше были фотографии на бумаге, и ее нельзя смонтировать, не оставив следов. А в фотошопе цифровую фотографию можно смонтировать. Вот точно такая же разница, как между бумажной старинной фотографией и фотошопом, такая же разница между волновой аудиозаписью и цифровой.

То есть доказательством является запись, произведенная на пленку аналоговым путем. А это вы прекрасно знаете, друзья. Сегодня у многих есть установлены такие программы в компьютере, в   домашних условиях можно монтировать звук на компьютере. Программы эти общедоступны,  поэтому это не является  доказательством. Обрезать, подогнать, по буквам вырезать…

Есть программы, которые могут имитировать звуки. То есть, вы записываете эталонный звук, и программа выбирает определенные частоты, с использованием этих частот программа воссоздает нужный текст.

Очень интересные моменты сейчас мы затронули. 

Вот у всех, у кого есть вмонтированные в мобильнике диктофоны, цифровые диктофоны разных форм и записи разговоров как весомые доказательства в суде не годятся, но они вполне годятся для того, чтобы, например, натолкнуть следователя на поиск в нужном направлении для того, чтобы дать какую-то информацию, посеять семена сомнений. Вот для таких неформальных целей, скажем так, они вполне годятся. То есть они не совсем  бессмысленные, не совсем бесполезны. Они  годятся на переговорах, когда кто-то забывает, что он говорил, и нужно освежить человеку память, но как способ доказывания в суде это не подходит. Совсем другое дело — это видеозаписи. Я много раз сталкивался с видеозаписями суда, но чаще это связано с уголовкой, то есть какие-то преступления, зафиксированные камерами, какие-то народные волнения, хулиганские действия, зафиксированные на видео. Вот это является доказательством, суд это как доказательство, даже если это снято аматорским путём каким-то, каким-то образом и так дальше. Поскольку оно, так или иначе, нередко попадает в СМИ, вызывает общественный резонанс и игнорировать такие вещи суд уже, даже при всем своем желании, не может. Поэтому, если у нас есть, допустим, какие-то видеозаписи каких-то событий важных, например, я говорил, что фотография человека с деньгами не будет доказательством суде, что человек взял деньги. Но, если мы говорим об уголовном процессе, то сам факт передачи денежной суммы человеку, снятый на видео, в уголовном процессе вполне может быть использован как доказательство, поскольку видео подделать намного сложнее, чем аудио: и видеоряд тут и звуковой поток, стыковка этих вещей. Кроме того, видеозапись можно подвергнуть экспертизе. Естественно для этого нужно иметь само устройство, с которого делали запись, но, тем не менее, видеозапись — это все-таки более серьёзное доказательство, чем аудио. Если вам удалось что-то снять на видео, то используйте это. Очень часто мы с вами сталкиваемся, когда мы используем видеозаписи, например, при фиксации ДТП. То есть у всех в машинах стоят эти видео-регистраторы, плюс уличные камеры, и очень часто бывает такое, что серьезное ДТП, уголовное дело возникает, и суду даже приходится экспертизу проводить, на каких скоростях ехали машины, используя только лишь видеозапись, когда эксперт просчитывает с какой скоростью на картинке движется автомобиль. Поэтому, это хороший способ доказывания, используйте его, это классная штука. На самом деле, казусных, интересных моментов с доказательствами есть огромное количество, и можно сколько угодно долго об этом говорить, но знаете, в моей практике была одна такая философская ситуация. Приходит ко мне человек и говорит: «Я — ваш клиент, я пять лет назад подавал вам заявление на урегулирование дорожно-транспортного происшествия, документы какие-то давал. А я тогда помогал Моторному бюро собирать документы. Я говорю: «Так слушайте, пять лет… У нас же регламенты, мы через год уничтожаем документ, если вы пропали где-то». «Вы понимаете, я сел, отсидел пять лет, а вот сейчас вышел и хотел бы продолжить». Я говорю: «Есть регламенты Моторного бюро. Я уничтожил документы, но из электронной базы могу вам вытащить то, что у меня осталось из записей, и отдать». Собственно, я вытащил из электронной базы данные какие были, отдал человеку, а для себя сделал вывод: если уже дошло до того, что человек спустя пять лет в тюрьме пришел к своему адвокату в контору, которая не съезжала никуда там десятилетия, на одном адресе находится, ну что мне уже тогда стоит вечно хранить документы. Я уже принял для себя решение что я все доказательства буду хранить вечно, то есть не уничтожать ничего и никогда, потому что бывают такие интересные ситуации, когда оно может понадобиться спустя годы-годы-годы-годы в таком вот интересном ракурсе.

Не кажется ли тебе, Андрей, что нашу программу мы закончим вот таким вот слоганом «Храните доказательства!».

Да, храните и уважайте их!

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *