Новая метла по старому метёт. Обсуждаем законопроект 1085-1

Новая метла по-старому метёт. Обсуждаем законопроект № 1085-1, принятый в двух чтениях, относительно защиты прав потребителей финансовых услуг. Он был феерически быстро принят — менее 3 недель прошло от момента регистрации до голосования. На самом деле, это старый законопроект № 0966, который Рада мусолила с 2015 года, и который ухудшает положение клиентов банков… Оспаривание наличия и суммы долга банку может стать проблемой, с принятием этого закона.

Прогнозируем будущее заёмщиков и вкладчиков с Григорием Червонным в прямом эфире Радио «Одесса-Мама» на 106,0FM.

НОВАЯ МЕТЛА ПО-СТАРОМУ МЕТЕТ

Сьогодні тема нашої розмови «Нова мітла по-старому мете».

Именно так, Григорий, доброе утро! У нас есть новая метла под названием «новый состав Верховной Рады, парламента, Слуги народа», которых мы не так давно выбрали. Но, как я посмотрел, сегодня по первым прочитанным принятым законопроектам, метут они весьма-весьма по-старому.

То есть не только тебя, но и многих юристов в том числе людей, интересующихся новым постановлением, немножко настораживает?

Ну, хочется верить, что это единичный случай, то есть досадная какая-то ошибка, человеку свойственно ошибаться, вот люди ошиблись. Но пока что я предлагаю нейтральным взглядом рассмотреть один из законопроектов, которые они проголосовали вот совсем недавно — 20 числа. Я обещал в предыдущих своих программах, что буду вычитывать законопроекты только тогда, когда они будут опубликованы. В данном случае, я сделал исключение по той причине, что видел в новостях сообщения на сайте Министерства финансов, что вот «Минфин поздравляет парламент с принятием этого очень важного Закона «О защите прав потребителей», который поможет там кардинально что-то переломить». Во-первых, настораживает то, что радуется государственный орган.  Когда-то госорганы радовались за то, что у нас все хорошо. Они радуются, когда у них все хорошо.  Поэтому я так понял, что там много плохого в этом законе, раз они так радуются. Давай его вычитывать.

Это такой первый признак: если радуются там, то нам сразу нужно навострить уши и насторожиться, и очень внимательно вычитывать всё это.

Ситуация: Министерство финансов в своем сообщении на своем сайте пишет, что законопроект урегулирует наиболее болезненные вопросы в отношениях клиентов и финансовых учреждений. Давайте подумаем, когда это Минфин имело отношение к взаимоотношениям клиентов с банками? Суды имели отношения, Нацбанк имел отношение, инспекция по защите прав потребителей имела отношение. Минфин вообще-то — посторонний орган, который занимается распределением бюджета: доходы, расходы, никакого отношения к физическим лицам и к банкам Минфин не имеет. Следовательно, раз они бравируют и описывают какой-то закон, к которому не имеют отношения, однозначно в этом законе есть что-то выгодное и непосредственно для них, для Министерства финансов.

Для нас, обывателей, открытие, что Минфин и не имеет никакого отношения. Очень важно, если вы юрист и будете это озвучивать и просвещать нас в этом.

На самом деле, Министерство финансов — это тот орган, который отвечает за распределение, как бухгалтерия на предприятии, но разница лишь в том, что бухгалтерия на предприятии выплачивает-таки зарплату людям, а Минфин этим не занимается. Минфин на глобальном уровне распределяет деньги. Так вот, я почитал, что же там наши депутаты по-напринимали. Знаете, как в анекдоте «За мелкие преступления сидят на общей зоне, а за крупные — собственном пляже». Вот явно в результате принятия этого закона уже вырисовывается свой пляж для финансовых учреждений, банков и тому подобное. С принятым у нас цинизмом закон называется «Об улучшении защиты прав потребителей финансовых услуг». На самом деле, он защищает права самих «предоставителей» этих финансовых услуг, то есть банков и финансовых учреждений. Собственно, могу рассказать, что же тут написали наши слуги народа. Например, и у меня как раз от проекта закона перед глазами. Первое, с чего он начинается — они вносят изменения в кодекс про административные правонарушения с установлением штрафов для тех должностных лиц и для тех финансовых учреждений, которые обманывают своих клиентов.

Подождите… вроде бы очень красиво, вроде бы неплохо.

Да, но размеры штрафов от 50 до 200 необлагаемых минимумов. Это сейчас, сразу скажу, 850 гривен тире 3400 гривен. На фоне, например, кредита миллион долларов или 100 тысяч долларов, то есть вот такие кредиты мы берем на ипотеку, на автомобили и тому подобное, а нас обманули, и мы в результате оказались там в кредитной кабале, лишились квартиры, семья разрушена и еще какие-то трудности, то 3000 гривен – это ответственность человека, который вас обманул. Отдельно они установили для самих финансовых учреждений штрафы. Они конечно побольше — от 300 до 600 необлагаемых минимумов, я сейчас считать не буду на калькуляторе. Грубо говоря, мы говорим о сумме 7-12 тысяч гривен. Для кредитного учреждения с уставным фондом 5 миллионов гривен (это финансовая компания) или, если честно, не помню какой сейчас уставный фонд для банков, но речь идет о сотнях миллионов гривен, сумма штрафа составляет 10 тысяч гривен. Они, например, выдали кредит 1000000 долларов, обманули человека, человек потерял свое имущество, потерял деньги и тому подобное, в результате их оштрафовали на 10 тысяч гривен. Знаете, мне кажется, это один в один похоже на то, что у нас со штрафами на дорогах. Есть штрафы за превышение скорости. Есть штрафы за управление автомобилем в нетрезвом состоянии. Они вроде бы большие, но все равно есть план у гаишников, которые его исправно выполняют, потому что люди все равно превышают скорость или все равно садятся в нетрезвом виде за руль, потому что эти штрафы никого не останавливают. Здесь будет точно такая же ситуация: будут штрафы, которые выгодно заплатить, потому что с человека можно поиметь гораздо больше. На самом деле вот этот Закон «Об усилении защиты прав потребителей финансовых услуг» имел совершенно стремительное свое разворачивание. Его зарегистрировали в Верховной Раде 6 сентября, и во втором чтении проголосовали уже 20 сентября. То есть прошло менее месяца с момента рождения законопроекта до установления его законом. Он, правда, еще не подписан Президентом, насколько я знаю, но, тем не менее, я думаю, что он станет законом.

Андрей, такой вопрос: при старой власти этот закон выглядел несколько иначе?

Практически точно также. При старой власти был аналогичный законопроект, в котором только пара абзацев отличается от нынешнего. Он еще в 2015 году был подан в парламент, и много раз его дорабатывали, потому что каждый год (я смотрел движение старого закона) комитеты давали какие-то выводы по нему и тому подобное. В общем, над ним работала старая власть, он тогда имел номер 0966. Сейчас ему просто поменяли номер — назвали 1085-1 и все. И мгновенно его проголосовали.

Зачем утверждать уже утвержденный закон? Он и так работал, очевидно.

Он не был утвержден, он был законопроектом. То есть старая власть пыталась его протянуть. Новая власть подала его как свой законопроект и протянула. Но мы имеем все закладки, которая хотел заложить еще старый законодатель, и это нехорошее закладки. Сейчас я расскажу, что еще предусматривает этот новый законопроект. Но вы знаете, сейчас мы будем говорить о документах, о договорах, и мне вспомнился анекдот. Начальник тюрьмы показывает своим посетителям: «А вот в этой камере сидит наша гордость. Он когда впервые к нам попал, он был совершенно неграмотным. Мы его научили читать и писать. Сейчас он отбывал срок за подделку документов». Примерно этот случай попытался защитить наш добрый законодатель. Он в новом законе прописал, что договор о предоставлении финансовых услуг может заключаться исключительно в письменной форме, но при этом он написал, что же такое письменная форма. Первое — это совершенно обычное, то, что мы привыкли с вами на бумаге. Второе – в виде электронного документа. Здесь уже нечто неприятное. Третье — путем присоединения клиента к договору, который находится на веб-сайте компании. То есть маленькая часть делается в виде бумаги, а большая часть находится на веб-сайте.

Что тебя насторожило?

Больше всего мне не нравится… Я, наверное, сильно старый человек, и для меня в письменном виде — это в письменном виде, это на бумаге или на каких-то материальных носителях, которые можно увидеть и прочитать при отсутствии электричества. То, что оно находится в электронной форме, мне уже не нравится, потому что это автоматически яма для большого количества людей далеких от современных технологий. Когда приходит пенсионер, ему предлагают кредит, он соглашается. Ему устно рассказывают одно, а потом говорят «вот вам пришла sms-ка, скажите sms-ку, это будет подтверждение, что вы ознакомились. Мы вам по электронной почте или куда-то в вайбер отправили ссылку, вы скачаете что-то». Естественно, люди темные, они не будут это скачивать, не будут это читать. Это уже серьезная проблема для потребителей, для конечного потребителя. Информация представляется в недоступной форме. Что мне еще сильно не понравилось? На одной из наших передач я рассказывал, что недавно Верховный Суд в отношении крупнейшего банка Украины вынес постановление о том, что все проценты, которые они получали: пени и штрафы по кредитным карточкам, являются недействительными, и не имеет права банк по карточкам без письменных договоров получать какие-либо проценты, только тело кредита, которое они выдали когда-то. Для меня как для юриста — это великолепная ситуация. Сейчас мы будем тысячами подавать иски против этого банка, взыскивать назад все уплаченные проценты. Причем взыскивать мы будем по правилам самого этого банка, то есть с пенями, с инфляцией, насчитывать им там по-черному. Для нас (юристов) — это большой пласт работы. Для потребителя — это возможность вернуть свои деньги, потому что Верховный Суд постановил, что договора заключались незаконно. Что делает этот Закон Украины, который мы сейчас обсуждаем? Он легализует эту схему. Теперь вы приходите в банк, вам дают одну заявочку, на которой четыре абзаца, вы прочитали, все понятно, подписали. Там есть маленькая всемогущая звездочка, на которой написано, что все остальное находится на сайте банка. Вы заходите на сайт банка, а я знаю, я заходил, а там 135 страниц. Причем, грамотные банки делают эти тексты сложными даже для понимания юриста. Например, комиссия установлена в пункте там такой-то такой-то такой-то — в другом конце документа. Пока вы перелистали, нашли этот пункт, уже забыли, что вы читали до этого. Сроки договоров установлены в таком-то пункте. Куча отсылочных пунктов, очень сложная ситуация, когда в договоре указывается процентная ставка с сотыми. Вот в день вы платите 1,037 с тысячными или в месяц. Это неудобно. Но это все может быть вполне заложено в электронном документе. Естественно, человек не сможет охватить его разумом, не сможет осознать, что написано, поэтому сам по себе этот закон якобы нормализует отношения между заемщиками и вкладчиками и с самими финансовыми учреждениями. На самом деле он работает в пользу финансовых учреждений. Он отнимает возможность обжаловать то или иное действие. Совершенно неприятная штука.

Андрей, вот у меня вопрос, как любого из наших радиослушателей, обывателей, который незнаком досконально с системой юридической, тем более, заключение таких сложных договоров. В нашей программе мы как правило даем какие-то советы: что же нам делать, если оказались в такой ситуации?

Сегодня законодательство такое, что я бы посоветовал вообще с кредитами не связываться, если честно.

Это не получится! Мы цивилизованное государство, как мы считаем, а без кредитов, без финансирования дополнительного, без займов денег не получится вести своё домашнее хозяйство, скажем так.

Однозначно. Я могу дать целый ряд советов, но это будут советы из категории «учу плохому».

Именно для этого мы с тобой собрались здесь.

Значит любое финансовое учреждение, когда оценивает платежеспособность клиента, оно оценивает не только доходы, но и активы, которые есть у клиента, что потенциально можно забрать у него. Приходит человек говорит «У меня зарплата 10000 гривен, я хочу взять кредит». Соответственно банк смотрит, что у него есть еще, в браке ли он, есть ли дети, то есть на что тратятся эти деньги, есть ли машина, квартира, земельные участки, бизнес и тому подобное. Это все оценивается не только для того, чтобы понимать, сможет ли он погашать кредит, но еще и для того, чтобы понимать, что можно отжать потом с этого человека. Поэтому принято в банке распускать хвост павлиний, показывать «Я успешный и богатый, у меня все есть. Мне особо ваш кредит и не нужен, но так уж и быть, я готов его взять». После того, как вы получили кредит, мой вам совет: защищайте свое имущество до того, как возникнет спор. Сбрасываете предприятие на родственников, накрывайте квартиру или земельный участок ипотекой которая будет защищать его от родственника, переоформляйте автомобиль на доверенных лиц — то есть сделайте так, чтобы в случае каких-то непоправимых изменений… (потому что бывает всякое, человек может, не дай Бог, конечно, попасть в тюрьму/заболеть/умереть. Даже самый добросовестный человек от этого не защищен). Соответственно, вы должны понимать, что в случае невозможности вами управлять ситуацией, как какой-то базис для жизнеобеспечения или для существования будет вами обеспечен вашей семье, вашим близким, вашим родственникам. То есть ваше имущество не будет отобрано банком.

Это уже ближе к теме по поводу распускания хвоста и по поводу защиты своего имущества. Совершенно нормальной и жизненной совет, не тратить все, оставить какой-то процент все-таки на что называется «черный день», защитить свою жизнь для дальнейшего продолжения и продвижения своих проектов.

Да, но вернемся к нашему закону, который имитирует защиту. Очень интересно он описывает рекламу. Он запрещает недобросовестную рекламу, что, в принципе, звучит неплохо, но указывает, что является недобросовестной рекламой. Например, рекламы финансовых услуг без получения соответствующей лицензии или разрешения. Но часто мы с вами страдаем от каких-то учреждений которые не получили лицензию и рекламируют себя? Я, например, ни разу такого не слышал. Вот другой вариант: реклама финансовых услуг, предоставление которых на территории Украины запрещено. Я вообще таких не знаю. Что это такие за финансовые услуги? Знаю, наркотики запрещено рекламировать, они всё равно рекламируются повсюду, и никто с этим ничего сделать не может. А вот финансовые услуги, предоставление которых на территории Украины запрещено, я о таких вообще никогда не слышал. Запрещается реклама финансовых услуг, в которых указывается мелким шрифтом. Если честно, мне кажется это моветон. Лет 10 назад про мелкий шрифт принято было говорить, но сейчас все уже в смартфонах смотрят, увеличивают/уменьшают эти шрифты, как угодно. Все понимают, что шрифт — это уже далеко не самое болезненное. Болезненное то, что на 135 странице договора было написано, причем не цифрами, а текстом, что годовая ставка 600 процентов годовых. Самое интересное, этот закон также регулирует информацию, которую должен субъект хозяйствования предоставить потребителю. Вроде бы тоже неплохо (до заключения договора), но все это уже было. Это было в в старом добром законе «О защите прав потребителей», который еще с 91 года у нас был, статью 11 которого отменил законодатель после того, как я обратился в Конституционный Суд, и Конституционный Суд истолковал эту статью в пользу потребителей, в пользу народа. Вот сейчас же законодатель пишет, что всю эту информацию об условиях кредитования нужно предоставить потребителю, но пишет: в том числе предоставление доступа к собственному веб-сайту, на котором она есть. Опять же, мы возвращаемся к тому, что есть люди, которые не умеют пользоваться и адекватно воспринимать эту информацию на веб-сайтах. Это пожилые люди, это могут быть люди, у которых проблемы с пользованием электронными устройствами и так далее, ну разные бывают ситуации. Когда есть бумага, которую можно прочитать где-угодно, без использования специальных средств электронных…

А закон предоставляет, может быть, альтернативу для того, чтобы люди ознакомились или альтернативные средства информации.

Не предоставляет. Он предполагает, что вот есть определенный конвейер, предоставление такой информации только в электронной форме, на веб-сайте, и получается такая ситуация: мы все знаем, как берутся кредиты (говорим о крупных кредитах: автомобиль, квартира). Особенно, когда есть продавец, который на нервах, покупатель, который на нервах, задаток, который горит уже, куча какой-то бюрократии, нотариус, который пугает всех, грозно смотрит на покупателя, продавца. Некому в этой ситуации, когда на них давление под 200, вычитывать осознанно эти все договора и все эти вещи. Кроме того, почему я не люблю интернет-договора? Потому что их можно заменить непосредственно на сайте таким образом, что следов замены не будет видно никак. Собственно, ожидал я совсем другого от парламента. Я уже рассказал несколько вещей, которые совершенно бессмысленны и никак не улучшают защиту прав потребителей. Есть в этом законе еще одна норма о том, что регулирующие органы будут контролировать соблюдение данного законодательства. Я прочитал, каким образом контролировать: они будут рассматривать обращения потребителей, они будут проводить консультации, будут обобщать практику. В общем, совершенно беззубые получаются эти органы. Единственный только был пункт, что применяют средства воздействия на финансовые учреждения и накладывают административные взыскания (штрафы). Что тут можно сказать… На самом деле, риск получить штраф от 1700 гривен до 10 тысяч гривен для финансового учреждения по результатам проверки — это просто ерунда. Они работают от статистики: они знают, что они выдали тысячу кредитов, обманных каких-то, с недостоверной информацией, пусть пять процентов от этого количества к ним вернется и их оштрафуют на какие-то деньги.

Тем более, мы уже знаем, что, обычно, эти риски все уже заложены в работу банка.

Они работают по статистике. Они знают, что львиная доля людей не пожалуются, и, в принципе, они получат то, на что рассчитывали.

На что нам, как потребителям кредитов, обратить внимание? Как попытаться себя защитить? Где нам нужно быть осторожными на этих извилистых тропинках Парка юридического периода?

Собственно, как защищаться по-плохому я уже рассказал. То есть сливать с себя имущество. Но давайте цивилизованно говорить, мы цивилизованные люди, мы хотим цивилизованных правил игры. Нам нужно общаться с нашим законодателем, который декларирует что он открыт к народу. Что реально нас сегодня беспокоит? Чего бы хотелось для защиты потребителя финансовых услуг: запрет коллекторской деятельности, полный, эффективный, жестокий запрет, который будет влечь за собой уголовную ответственность, реальную, для тех людей, которые применяют психологическое насилие. Что нас еще беспокоит? Математика — то есть правила в договорах каждый банк пишет по-своему, расчеты делает по-своему. Договора должны быть сделаны так, чтобы самый тупой человек мог охватить разумом и осознать этот договор. Там должно быть просто написано «Мы даем тебе тысячу гривен. Через год ты возвращаешь 1200, а если не заплатил вовремя, то 1300». Вот так вот должно быть написано, не 130 страниц. Я себе это вижу как публичный калькулятор на сайте Нацбанка, которым пользуются и банки, и люди, куда заложена единая формула, которая позволяет четко определить, сколько человек должен платить, и требования банков должны формироваться из вытягов вот этого калькулятора. Вот вы заплатили столько-то, мы вам выдали столько-то, вы должны столько-то. Тогда это будет прозрачная публичная и понятная система. Нужно вводить ответственность за недостоверное требование. Очень часто бывает так, что банк присылает письмо «Вы должны нам сто тысяч миллионов». Приходим в банк «Что за ерунда?». Они говорят «Мы просто пытались вас как-то выманить, чтобы вы пришли, начали договариваться. Вы нам должны не сто тысяч миллионов, а вот меньше. Давайте как-то или платить, или еще что-то». Между прочим, эти правила про недостоверные требования применяют не только банки, но и облгазы. В разных областях облгазы я знаю любят насчитать огромную сумму и, когда вы приходите разбираться, они говорят «Мы вас таким образом вытащить хотели». Нужна серьезная ответственность за недостоверную информацию в отношении кредитов: не штраф, а какой-то процент от уставного фонда. Нужно сделать так, чтобы больно было финансовому учреждению, которое решило встать на путь обмана. И что такое штраф? Это доход в пользу государства, а должен быть доход в пользу потребителя. То есть меня обманули, у меня ущерб, этот ущерб компенсирован за счет представителя финансовых услуг. А тут получается, что у меня ущерб, государство на этом заработало — ну замечательно просто! Вы знаете, я вспомнил анекдот по этому поводу. «Скажите, Сергей, а как вы поняли, что в квартире кто-то чужой? У нас в семье не принято бить меня табуреткой по затылку!». У нас точно такая же ситуация с законодательством, что мы узнаём, что вас обманули только тогда, когда уже получили табуреткой по затылку. Следовательно, должны быть превентивные методы, которые сделают обман настолько невыгодным, настолько убыточным, что финансовые учреждения просто вынуждены будут работать прозрачно.

Сейчас мне кажется, что ты, Андрей, очень доступно и, как ты любишь говорить, человеческим языком объяснил, что нужно сделать. Всем нам, в том числе и законодателям, стоит задуматься над многими-многими вопросами, которые уже становятся актуальными, и которые нас настораживают.

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *