Особенности национального кредитосудия-2

«…Где-то есть люди, для которых теорема верна.

Но кто-то станет стеной, а кто-то плечом,

Под которым дрогнет стена…»

В. Цой

 

Судебные баталии, возникшие у банков и их заёмщиков в период кризиса, вскрыли массу изъянов, как в отечественной системе потребительского кредитования, так и в системе правосудия. И если на первый взгляд «теорема верна» — брал кредит, отдай с процентами – то при более пристальном рассмотрении, в суде, всё выглядит не так безоблачно. Водрузив бремя девальвации гривны на народ, государство бросило на произвол судьбы три миллиона заёмщиков с их поручителями и членами семей, сосредоточившись на защите интересов банков (читай – владельцев банков) и сохранении запланированной доходности кредитных учреждений. Однако, в результате этого шага, подавляющее большинство заёмщиков, доселе отягощённое добросовестностью, сочло свои руки развязанными, а войну с государством и банками объявленной. Благо, в нашей стране принято делать «спустя рукава» не только автомобили и дороги, но и кредитные договора.

Первые тысячи исков, поданные заёмщиками по валютным основаниям и по единому шаблону, были отклонены судами в течение года-двух. Позиция судов апелляционной и кассационной инстанций по этому вопросу была единой, хотя и очень спорной. Иностранная валюта признана законным средством потребительского кредитования (т.е. кредитования на приобретение товаров и услуг для конечного потребления).

Казалось бы, на этом все споры заёмщиков с банками должны были закончиться, однако масла в огонь подлил… Верховный Суд Украины, приняв через год после начала кризиса Постановление Пленума ВСУ №9 «О судебной практике рассмотрения гражданских дел о признании сделок недействительными», в котором подробно расписал все иные инструменты для признания договоров недействительными, незаключёнными, ничтожными и т.д. Это породило массу новых исков против кредитных учреждений, большинство из которых базировалось на несправедливых условиях кредитных договоров, что по Закону Украины «О защите прав потребителей» приводит к их недействительности.

Начали появляться в судах дела об установлении фактов отсутствия в кредитных договорах существенных условий, чтоб признать такой договор незаключённым, фактов ничтожности договора и тому подобное.

Однако, при этом, суды общей юрисдикции оказались вынуждены рассматривать договорные споры, которые по цене исков и характеру отношений более свойственны хозяйственным судам. Отсутствие сформированной судебной практики не способствовало оперативному рассмотрению дел. Хотя Постановлением Пленума ВСУ №5 от 12.04.1996 г. «О практике рассмотрения гражданских дел по искам о защите прав потребителей» предусмотрено, что кредитные договора с потребителями регулируются Законом Украины «О защите прав потребителей», судьи не спешили признавать договора недействительными по этим основаниям.

Ссылаясь на «политические инструкции», суды, в меру сообразительности, старались по тем или иным причинам отказать в удовлетворении исков о защите прав потребителей и признании кредитных договоров недействительными или незаключёнными.

Попыткой поставить точки над «i» стало «Обобщение судебной практики рассмотрения гражданских дел, возникающих из кредитных правоотношений (2009-2010 гг.)» подготовленное Верховным Судом Украины (автор — Луспеник Д.Д.). Дабы убедить заёмщиков в безуспешности отстаивания своих прав в судах, в обобщениях судебной практики был изложен следующий литературный перл: «Применение Закона Украины «О защите прав потребителей» к спорам, возникающим из кредитных правоотношений, возможно в том случае, если предметом и основанием иска являются вопросы … предшествующие заключению договора. После заключения договора между сторонами возникают кредитные правоотношения, поэтому к спорам относительно исполнения этого договора данный закон не может применяться, а применению подлежит специальное законодательство в системе кредитования». В самом законе, естественно, ничего подобного не написано, но если развить логику, изложенную Верховным Судом Украины, то можно изложить следующее: «После покупки тухлой консервы в супермаркете, Закон Украины «О защите прав потребителей» применяться не может, а применению подлежит специальное законодательство в системе консервирования».

И хотя, в отличие от Законов и Постановлений Пленума ВСУ, обобщение судебной практики не имеет никакой юридической силы, но «политические инструкции» перевесили чашу весов Фемиды в пользу банков. Свидетельством тому является результат поискового запроса в едином государственном реестре судебных решений Украины. Введя строчку из обобщения судебной практики «застосуванню підлягає спеціальне законодавство в системі кредитування» в результатах поиска получаем сотни решений и определений судов, в которые бездумно скопирован этот фрагмент обобщений.

Возможно, я бы понял необходимость «политических инструкций», если бы речь шла о наполнении бюджета государства. Но речь идёт не о казне, а об интересах коммерческих банков, причём большей частью – зарубежных. Таким образом, ситуация возникшая в кредитно-судебных отношениях, выглядит, как обычное массовое рейдерство, если не сказать — мародёрство.

Сначала банк выдаёт кредит, с массой нарушений закона, скрывая его фактическую цену, а когда кредит в немалой части выплачен, но возникли временные трудности из-за кризиса, он начисляет фантастические неустойки и обращается в суд, который немедленно выдаёт решение о взыскании с заёмщика суммы долга, часто превышающей выданный кредит не в проценты, а в разы.

Чтобы переломить нездоровую ситуацию в судах, через полгода после появления обобщения судебной практики, я подал обращение в Конституционный Суд Украины. Целью его было получение толкования Закона Украины «О защите прав потребителей» — как следует применять закон. В результате, Решением № 15-рп/2011 от 10.11.2011 года КСУ утвердил, что вышеуказанный закон применяется полноценно, как при заключении договора, так и в процессе его исполнения.

Верховный Суд Украины, в связи с этим опубликовал в своём печатном издании — «Вестнике Верховного Суда Украины» — сообщение об исключении из обобщения судебной практики фрагмента, который противоречит Решению КСУ. Это была единственная реакция. Увольнять судей Высший Совет Юстиции отказался, несмотря на тысячи жалоб, присланных со всей Украины. Оно и понятно, ведь судьи покупали свои места за большие деньги, и если так по жалобе простолюдина судью уволить, то деньги придётся вернуть, а возвращать взятки у нас не принято.

Но, поскольку Решение Конституционного Суда Украины посеяло смуту среди служителей Фемиды, оные начали срочно компенсировать подрыв своего авторитета и утрату запланированных доходов от банков.

В кратчайшие сроки — через месяц — было принято Постановление Пленума Высшего Хозяйственного Суда Украины №17 от 26.12.2011 года «О некоторых вопросах практики пересмотра решений, определений, постановлений по вновь выявленным обстоятельствам», в котором был увековечен ещё один уникальный юридический перл: «Не может считаться вновь выявленным обстоятельством заключение Конституционного Суда Украины об официальном толковании положений Конституции Украины и законов Украины«.

Все читатели, сейчас поняли, что цель такого полёта мысли — оставить в силе ранее принятые незаконные решения.

Естественно, Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (ВССУ) тоже скопировал этот спасительный фрагмент в своё Постановление Пленума №4 от 30.03.2012 года «О применении гражданского процессуального законодательства при пересмотре судебных решений в связи с вновь выявленными обстоятельствами».

Для тех, кто далёк от юридической науки, я хочу рассказать ещё одну вещь — юристы пользуются словами, как математики формулами. У правозащитников есть даже такая профессиональная поговорка: «Счастлив тот человек, кто знает разницу между решением, определением и постановлением». Так вот, в конституционном процессе тоже есть разница между «решением» и «заключением». Когда КСУ даёт официальное толкование, он принимает «решение», а не «заключение». Об этом написано в Законе Украины «О Конституционном Суде Украины» — статьи 61 и 62.

Я написал на Пленумы Высших Специализированных Судов об этой их оплошности — просто так, чтоб поиздеваться. Предложил устранить ошибку и заменить слово «заключение» на «решение». Но Пленум ВХСУ ответил, что-то вроде того, что Постановление достаточно гениально и не мне, смертному, на ошибки их указывать.

На фоне тысяч преступлений против правосудия, ежедневно совершаемых бизнесменами в мантиях, было совершено ещё одно, очень серьезное. Цель существования Конституционного Суда Украины, как и судов общей юрисдикции — защита прав. Мало кто знает, что для того, чтоб обратиться в КСУ за толкованием закона, необходимо, чтобы сначала дело прошло (читай — было проиграно) в судах всех трёх инстанций. Но если потом, КСУ истолкует закон так, как нужно было его понимать, то как человеку вернуться в суд за пересмотром решений и возобновлением своего права? Никак!

Таким образом, пытаясь защитить свои незаконные решения от пересмотров и отмен, судьи, такими Постановлениями Пленумов, фактически отменили полномочия Конституционного Суда Украины по защите прав путём толкования законов и Конституции Украины!

Одновременно с защитой ранее постановленных решений в пользу банков, перед служителями Фемиды стояла задача обеспечения в будущем возможности эффективно защищать интересы кредитных учреждений. Поэтому ещё летом 2011 года началась подготовка Постановления Пленума ВССУ «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, возникающих из кредитных правоотношений». Как только мне сообщили, что готов проект такого постановления, и разослан в суды и ВУЗы для получения их замечаний и дополнений, я отправил запрос в ВССУ с просьбой и мне предоставить копию проекта с той же целью. На тот момент, когда я отправлял запрос, этот проект у меня уже был, но мне любопытна была реакция суда. Она оказалась совершенно предсказуемой — секретарь Пленума — Луспеник Д.Д. — меня вежливо послал.

В то время, как в ВССУ подписывали и отправляли отказ предоставить мне проект Постановления, я подписывал и отправлял в Генеральную Прокуратуру Украины ходатайство о принятии во внимание моих замечаний и дополнений на двенадцати листах. В Законе Украины «О прокуратуре» я прочитал, что Генеральный Прокурор Украины является участником Пленума. Таким образом, пока судьи строили глухую стену игнорирования, к ним удалось «зайти с тыла». В результате, мои замечания и дополнения были приняты, хоть и не полностью, но достаточно, чтобы укрепить заёмщиков в их правах и стереть улыбки с лиц представителей банков.

Старое высказывание, что «рыба тухнет с головы», полностью отражает положение вещей в отечественной судебной системе. Уверенность в том, что решение в пользу кредитного учреждения будет оставлено без изменений, в случае обжалования, а в пользу заёмщика — может быть отменено, побуждает судей низших инстанций (местных судов и апелляционных) изначально иметь предубеждение в пользу банка.

Ярким примером такой практики может быть дело Александра Мальковца против банка Надра. Подав в 2010 году иск о недействительности кредитного договора, он получил решение об отказе в удовлетворении иска, в котором судья Жовток Е.А. написал: «Кроме того, в судебном заседании установлено, что заёмщику фактически был выдан кредит в национальной валюте и Мальковец А.В. вносил плату за его использование и проценты, также в национальной валюте Украины, в эквиваленте к доллару США по курсу, который существовал на момент совершения этих платежей«. Это решение прошло три инстанции и оставлено без изменений. Его можно найти в реестре — http://reyestr.court.gov.ua/Review/10078665.

Однако позже, когда банк подал свой иск, он возжелал взыскать с заёмщика доллары США, а поэтому суд услужливо взыскал их, забыв, что кредит-то был выдан в национальной валюте. Судьи апелляционного суда Черниговской области — Шитченко Н.В., Бойко О.В., Высоцкая Н.В. — внимательно выслушали моё выступление о том, что в соответствии со статьей 61 ГПК Украины, обстоятельства, установленные судебным решением не подлежат доказыванию, а после этого написали в своём определении: «Судом по делу установлено, что соответственно заключенному между ОАО КБ «Надра» и ответчиком кредитному договору заемщик получил кредит в сумме 26573 доллара США…» Это решение также есть в реестре — http://reyestr.court.gov.ua/Review/24663835.

Таким образом у меня на руках есть два решения, вступившие в законную силу, относительно одного и того же дела, в которых «судами установлены» диаметрально противоположные обстоятельства.

Не менее показательный пример касается взыскания по кредитной карте — иск ПАТ КБ «ПриватБанк» ко мне. Обращаясь в районный суд, ПриватБанк написал в иске, что якобы выдал мне 2000 долларов США, в связи с чем, попросил взыскать 35 556,87 грн. Возражая, я отметил, что фактически банк деньги мне не выдавал, а сумма займа в заявлении подделана. А помимо этого, добавил ещё восемь пунктов возражений, каждый из которых сам по себе является достаточным основанием для отказа в иске. В частности, что банк, судя по его расчетам, четыре раза поднимал процентную ставку — 19,2% — 20,4% — 21,6% — 43,2%, и всё без уведомлений и каких-либо дополнительных соглашений; что банк обратился в суд, не прислав обязательное досудебное требование; что по таким требованиям прошла исковая давность; что Инспекция по вопросам защиты прав потребителей дала письмо в котором грамотно и доходчиво расписала, что этот договор является незаключенным.

Суд первой инстанции к этим доводам прислушался, в решении подробно обосновал и в иске банку отказал. Решение есть в реестре — http://reyestr.court.gov.ua/Review/36748088.

А вот апелляционный суд Одесской области счел, что ни в коем случае нельзя отказывать ПриватБанку в его желаниях. Даже если кредит не выдавался! Судьи Плавич Н.Д., Ващенко Л.Г., Колесникова Г.Я. рассматривали дело только в моем присутствии — представитель ПриватБанка решил не приходить, чтоб не отвечать на неудобные вопросы. И вот в результате рассмотрения дела, они отменяют решение и, заикаясь, выносят новое о полном удовлетворении требований банка. Это решение сегодня есть в реестре — http://reyestr.court.gov.ua/Review/38432629, но после его оглашения мне две недели не могли выдать те три странички, на которых судьи пытались обосновать, почему «сажа бела». Мне даже довелось над ними издеваться и каждый день подавать запросы на выдачу решения, напечатанные на разноцветной бумаге.

Для того, чтоб подчеркнуть особенности нашей системы правосудия, приведу ещё один пример. Спор Ирины Мороз с Сергеем Степановым о недействительности договора купли-продажи квартиры. Это дело слушала коллегия судей апелляционного суда Одесской области Фальчук В.П., Таварткиладзе О.М., Троицкая Л.Л. И вот, в процессе рассмотрения дела судьи меня спрашивают: «Скажите, а кто был инициатором продажи квартиры?». Я отвечаю: «Как всегда — продавец». Затем интересуются: «А деньги продавцу за квартиру передавались?». На что я прямым текстом говорю: «Да. Передавались».

Задавая эти вопросы, судьи видели у меня на столе диктофон — я не доверяю технической записи суда, поскольку она имеет магическое свойство портиться. И не смотря на это они написали в решении, что по словам представителя Степаненко А.Н., инициатором сделки был покупатель, а деньги не передавались.

Это решение тоже можно найти в реестре — http://reyestr.court.gov.ua/Review/31942020.

Хотя последний пример не касается кредитных споров, я его привёл для того, чтоб читатели, надеявшиеся что есть некий рубеж, который судья не может переступить, не питали ложных надежд — нет такого рубежа. Судья напишет в резолютивной части решения то, что ему нужно написать, а в мотивировочной — любой бред.

Перефразируя одного известного юриста, можно сказать, что для вынесения таких решений недостаточно закрыть глаза на закон — нужно зажмурить совесть. Однако, в большинстве случаев речь идёт даже не о совести. Для рядового гражданина торговля наркотиками — это преступление, а для самого торговца — это бизнес. Также и постановление незаконного решения суда — для обывателя — преступление, а для судьи — бизнес. Причём бизнес не менее выгодный, чем торговля наркотиками и гораздо более безопасный.

Цель этой статьи не очернить судебную систему — она сама успешно справляется с этой задачей, а обосновать причины, которые побудили меня написать статьи, посвященные затягиванию судебного процесса и препятствованию исполнению решения суда. Ведь если незаконное решение суда нельзя обжаловать, значит его нужно не исполнять, поскольку иначе получится, что они — преступники — победили. А этого допустить никак нельзя.

Завершая статью, я должен сделать оговорку в отношении тех десяти процентов людей в мантиях, которые являются Судьями с большой буквы и Профессионалами, тоже с большой. Да, есть те, перед которыми я снимаю шляпу в знак уважения и признания. Кто оказался в судейском корпусе по призванию, кто с интересом и азартом рассматривает дела, а не потому, что заплатили или попросили, кто сам преподает и учится. Эти немногие вселяют надежду в будущее судебной ветви власти в Украине.

Раньше я уже писал, что вижу основную проблему не в плоскости права, а в плоскости политики и ментальности населения. И решаться она должна не правовыми способами, а политическими. Но с момента появления первой статьи «Особенности национального кредитосудия» в 2011 году, прошло 3 года. И за это время многое поменялось в нашей ментальности. Народ уже почувствовал вкус реформ, проводимых с помощью брусчатки, бит и коктейлей Молотова. Хочется только надеяться, что столь «сильное лекарство» будет применятся лишь в случаях, когда «болезнь неизлечима», и не «вызовет привыкания».

Но в любом случае, я уверен в том, что каждый гражданин, кто считает, что его права нарушены, должен иметь «зубы и хребет», а также волю к победе, чтоб их защищать. Используя слова из песни, ставшей эпиграфом к этой статье, можно сказать, что только тогда каждый станет тем «плечом, под которым дрогнет стена» — стена безразличия, непонимания, корыстных интересов…

Генеральный директор

консалтинговой компании «Гранд Иншур»

Андрей Степаненко

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *