Здравствуйте, в эфире программа «Тема дня» и в гостях у нас сегодня юрист Андрей Степаненко. Андрей, здравствуйте.

Здравствуйте.

Вступают в силу изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, и собственного многие эксперты предрекают, что это вызовет коллапс в судебной системе и, в принципе, вызовет множество проблем для обычных граждан. Собственно, давайте сначала начнём с того, что предполагает собой изменение?

Ну, Алиса, смотрите. Те изменения, которые вызвали наибольший резонанс в обществе — это изменения, касающиеся захоронения. Закон много каких изменений вводит, но почему-то именно в вопросе захоронения общество…

Это касается практически каждого.

Да, каждый, так или иначе, рано или поздно сталкивается с необходимостью захоронения усопших. Но, ситуация вот какая. Сегодня, если возникает уголовное производство в связи со смертью человека, например, это насильственная смерть, то следователь самостоятельно назначает экспертизы, которые необходимо провести до того, как человек будет захоронен. Новый закон всего лишь добавляет еще одну ступеньку. То есть, между следователем и экспертом будет стоять теперь следственный судья, который будет решать вопрос назначать экспертизу или не назначать.

И вот, собственно, таким образом, эти все вопросы перейдут в плоскость решения судей, да? То есть, судьи должны будут этим заниматься. Как Вы считаете, как много таких процессов возникнет, и насколько они затруднят обычную процедуру прощания с усопшим?

Вы знаете, я даже, чтобы не быть голословным, позвонил сегодня знакомым судьям и поинтересовался, действительно ли они загружены настолько, что эта дополнительная деятельность сделает невозможным их нормальную работу. На что я получил ответ, что они вообще практически не загружены, свои действия необходимые делают вовремя, за исключением отдельных судов, таких, например, как Приморский суд города Одессы, который являются самым загруженным судом первой инстанции в Украине.

То есть, одесситам, живущим в Приморском районе приготовиться?

Приготовиться, да. Всем остальным можно совершенно не беспокоиться – никаких неудобств, я думаю, у них не будет.

Эффективная защита в уголовном деле. Лучшие адвокаты Одессы и Украины.

Но с другой стороны, понятно, что насильственная смерть, ну, наверное, видно. Но если это обычный человек, который с одной стороны умер в своей постели, могут возникать какие-то вопросы? Собственно, кто первый должен был зарегистрировать эти подозрения? Кто их сейчас фиксирует, и кто их будет фиксировать?

Вопрос причины смерти решают люди, которые в этом компетентны. То есть, это врачи, которые фактически приезжают для того, чтобы установить смерть.

Что же они должны для этого сделать? Вскрытие – это экспертиза какая-то?

У них, если есть достаточные основания сомневаться в причинах, допустим, естественные или неестественные причины смерти, они об этом сообщают в соответствующие органы, и следователь принимает решение обращаться к следственному судье за назначениями экспертиз, возбуждать ли уголовное производство досудебное или не возбуждать. Также этот закон позволяет заинтересованным сторонам обращаться напрямую к следственному судье.

То есть, например, какие-то родственники?

Да. У которых есть обоснованные сомнения, и они могут обратиться к следственному судье с просьбой, назначить судебно-медицинскую экспертизу тела усопшего для установления причин смерти.

А собственно в таком случае, куда в этот момент транспортируется тело? То есть, где его держать?

Тело в любом случае должно находиться в морге.

Морги имеют право его принимать к себе на хранение до тех пор, то есть, без судьи, без вот этих решений?

Да. Ну, давайте смоделируем ситуацию. Если сегодня находят труп неустановленной личности, человека где-то на обочине дороги. Естественно, он там не валяется до тех пор, пока кто-то решит, что с ним делать. То есть, в любом случае, его забирают и отправляют в морг. Поэтому, в любом случае, морг должен принять тело. Вопрос дальнейшей судьбы этого тела уже будет решать следователь и судья.

Вопрос в том, что его могут не похоронить вовремя, да, например?

Да, да.

Например, для некоторых представителей разных религиозных конфессий это может быть всё-таки проблемой.

Это создаст проблемы, но, опять же, в том случае, если есть обоснованные сомнения в том, что человек погиб насильственной смертью.

А если это ДТП?

ДТП тоже может быть преступлением, если мы говорим о причинении средней тяжести телесных повреждений, тяжких и смерти. Это всё преступления. Поэтому, ДТП, повлекшее смерть — это преступление, по результатам которого организовывается досудебное уголовное производство. В рамках его назначаются экспертизы, которые определяют, например, наличие алкоголя в теле погибшего человека или пострадавшего человека и так дальше. То есть, они необходимы, эти экспертизы.

То есть, в таком случае тоже нужна опять же санкция суда?

Да. В данном случае уже нужна будет санкция суда.

А почему вообще возникла эта потребность? Всё-таки следователи работают с людьми, то есть, они, в общем-то, понимают, что происходит. Почему для этого возникает ещё одно звено, которое должно этот процесс контролировать?

Знаете, Алиса, вы очень правильно сказали — следователи работают с людьми. Давайте повторим эту фразу в коррупционном контексте и поймём, для чего нужна была эта ниша судейская? Для того, чтобы следователи не работали с людьми.

В общем-то, мы же понимаем, что чем больше ниш, тем больше возможностей коррупции. То есть, это тоже обратная сторона процесса.

Здесь возникает какой-то элемент контроля со стороны органов государственной власти, в данном случае судебной власти. Если я считаю, что было преступление, и я говорю об этом следователю, а следователь так не считает. Нужно этого следователя мотивировать, чтобы это преступление расследовалось. Или, напротив, следователь, если всё в порядке, человек умер своей смертью, всё нормально, а следователь каким-то образом препятствует. И я же говорю не только о случаях, когда мы говорим о судебно-медицинской экспертизе. Обо всех экспертизах, возникающих в рамках уголовного процесса – во всех случаях нужен следственный судья. Например, экспертизы автотехнические, когда ДТП, разбитая машина стоит на штрафплощадке, за неё «тикает» хранение. Человек должен платить деньги за хранение. А следователь считает, что нужно какие-то ещё новые и новые экспертизы провести. И, естественно…

А если так будет судья считать, ещё к тому же? Нет?

Вполне возможно. Но законодатель исходит из того, что уровень доверия к судам выше, чем к следственным органам. Поскольку судьи назначаются публично и пожизненно, а следователи — люди приходящие и уходящие. То есть, вчера он торговал на «Седьмом километре», сегодня он – следователь. Завтра он снова на «Седьмом километре».

В общем-то, тоже об этом можем спорить. Ну ладно.

Безусловно.

Но, сейчас тема не об этом, возвращаемся к случаям смерти. И, если это действительно подозрение родственников, то есть, вот пять родственников, каждый из родственников может подавать свои подозрения тоже. Таким образом, насколько может вообще растянуться эта процедура узнавания о причинах смерти. И как долго может храниться тело до захоронения? Не переполнит ли это, кстати, морги?

Смотрите, процедура, например, открытия уголовного производства начинается с заявления либо с информации, которую оперативный работник или следователь узнал сам. То есть, как минимум нужно написать заявление в правоохранительные органы, что я считаю, что какого-то там дедушку убили или родственника, с целью, например, получения наследства. Я подозреваю таких-то людей. Вот тогда такие ситуации могут разворачиваться, и тело будет находиться в холодильнике до тех пор, пока все необходимые, по мнению следственных органов и суда экспертизы, не будут проведены. Потому что, здесь, в данном случае, важнее найти преступника, чем своевременно захоронить тело.

А закон предусматривает, кто, в этом случае, оплачивает собственно хранение тела?

Ну, оплачивает тот же, кто и обычно.

То есть, родственники.

Да.

В любом случае, как это ни печально.

Да. Точно так же, провожу аналогию со штрафплощадкой. Пока машина хранится на штрафплощадке и проводятся самые разные экспертизы, владелец оплачивает её хранение. То есть, тут прямая аналогия абсолютно.

Андрей, а в целом, если говорить об этих изменениях, собственно, их задача сократить сроки рассмотрения различных экспертиз, преступлений, расследований и так далее. Вот как вы считаете, это возможно в рамках этих поправок или наоборот, это может усложнить все эти процессы?

Вы знаете, мне кажется, этот резонанс, который в целом возник в СМИ, в связи с этим законом, он в какой-то мере поддерживается именно следственными органами. У них отняли часть полномочий. Они уже не самостоятельны в решении вопроса о назначении экспертиз. Уже стороны могут на это влиять, уже следственный судья может на это влиять. У них укоротили сильно сроки расследования. То есть, если вы профессионалы – найдите убийцу за полтора года.

Мы говорим про следствие, про полицию?

Да. Ну, вообще следствие и полиция — это немножко разные вещи. Патрульная полиция — это одно, следствие — это немножко другое. Вот сейчас говорим про следствие. Если в следствии работают профессионалы, они должны найти преступника в те сроки, которые отвел им законодатель. Если они не справляются, это уже повод для организационных выводов, как принято говорить.

Вот сейчас говорят о том, что следователи и так завалены, не справляются, потому что регистрируется любое заявление и сразу же отправляется в следствие. То есть, собственно, тут ещё и дополняется процесс одной процедурой — обращение в суд и так далее. Как? Каким образом следствие должно это переваривать?

Во-первых, далеко не любое заявление регистрируется. Юристы часто сталкиваются с тем, что следственные органы отказываются, по обоснованным заявлениям, вносить данные в ЕРДР. Приходится их бездействие обжаловать в суд. И следственный судья заставляет их всё-таки внести это заявление. Это общеизвестная проблема. Второй момент, что будут какие-то обращения следователей, сношения следователей со следственным судьей для назначения экспертиз. Я не думаю, что они сильно затянут сроки захоронений, сроки следственных действий. Потому что, их относительно немного, относительно, на фоне других преступлений, которые расследуются, дел, которые рассматриваются следственными судьями. Их относительно немного. Третье – судебный аппарат, в принципе, готов к этому. Есть шаблоны определений, в которые помощник судьи будет вбивать персональную информацию, и судья будет принимать простое решение. Да или нет, назначить или не назначить, какие вопросы поставить и кому доверить. Это будет поставлено на конвейер. Поэтому, я не думаю, что здесь будут какие-то очереди скорбящих и очереди следователей в судах.

Это, если они сейчас вступят в силу. Дело в том, что уже от Национальной полиции поступают, предложения о том, что всё-таки эту процедуру каким-то образом изменить, что она осложняет процесс регистрации смерти. И, соответственно, не принимать эти поправки. Вот как Вы считаете, с чем это связано? Каким образом это затрудняет работу полиции?

Ну, Вы знаете, сегодня полиция уже привыкла к тому, что, например, разрешение на обыск они не сами выдают, а получают у судьи. Разрешение на арест – у судьи, разрешение на «прослушку» (негласные следственные действия) – у судьи, и так далее. Они уже привыкли постоянно общаться с судами, получая эти разрешения. Просто в длинном списке определений судов добавится еще одно – разрешение на проведение экспертизы. Вряд ли это их каким-то образом смутит. Да, немножко добавиться бюрократии. Но нам с вами будет спокойнее, что есть какой-то надзорный орган, который, вне нашего ведения с вами, контролирует процессы, происходящие внутри следственных органов для того, чтобы не было того, что принято называть произволом, к чему мы уже привыкли. Я оптимистично настроен, на самом деле, в отношении этих изменений в целом. Я не думаю, что законодатель и исполнительная власть позволят себе создавать очереди скорбящих в судах. Не позволят. Это слишком резонансная тема. Это слишком острый социальный вопрос. Перед выборами это никому не нужно. Это нагнетает напряжение в обществе. Поэтому любыми способами всё будет проходить гладко.

А после выборов уже можно?

А после выборов можно 5 лет уже ни о чем не думать.

Все-таки давайте подведем итог. Я правильно понимаю, что Вы считаете, что закон этот не предусматривает проблем для родственников тех усопших, кто ушёл своей смертью.

Да, в своё время.

То есть, их процедура эта не касается?

Не касается. Абсолютно. Это касается только тех, в отношении которых будет открыто досудебное расследование, данные внесены в ЕРДР, и следственные органы будут обращаться за разрешением на проведение экспертиз к следственным судьям.

В общем-то, там и так проблем хватает.

Там и так хватает.

Что ж, благодарю Вас за эти разъяснения. Спасибо. И напомню, что в гостях у нас был юрист Андрей Степаненко.



Заполните контактные данные и адвокат свяжется с Вами в ближайшее время